Три века российского флота

Три века российского флота

Три с лишним столетия Россия живет как великая морская (а с определенного времени и океанская) держава. Это направление развития страны было задано Петром I. Он стал основателем российского регулярного флота, отмечающего в этом году 325-летний юбилей

Петр I реализовал не только юношескую мечту, но и устремления своих предков. Походы русских «из варяг в греки», на Царьград и Каспий, по Черному морю, борьба за побережье Невы, хождение поморов в Ледовитом океане были важными шагами к овладению морями. Однако долгое время едва ли не главными транспортными артериями страны оставались реки. Нужен был гений Петра, чтобы Россия смогла «ногою твердою стать при море». 

Справедливости ради стоит отметить, что первую попытку создать военный флот предпринял еще отец Петра I – царь Алексей Михайлович. По его указу от 29 июня 1667 года для охраны торгового судоходства на Волге и в Каспийском море был построен знаменитый фрегат «Орел». Именно над ним впервые подняли корабельный триколор, ставший прародителем нынешнего российского государственного флага. А сам царский указ принято считать первым «госзаказом» на строительство военного корабля, что уже в наше время послужило основанием для учреждения профессионального праздника – Дня кораблестроителя.

Дальнейшее укрепление российского государства неизбежно вело к установлению более тесных торговых связей со странами Европы. Но единственным портом в то время был далекий Архангельск, да и там внешняя торговля оказалась в руках голландцев и англичан. Требовались новые пути через Балтийское, Азовское и Черное моря, что, в свою очередь, ставило задачу создания регулярного военного флота. Только с его помощью можно было прорвать торговую блокаду и обеспечить безопасность отечественного мореходства, создать условия для общения страны с остальным миром. 

Молодой Петр, как никто другой из его современников, понимал уникальную роль флота. И то, что только ворота в море делают огромный народ действительно великим. С его подачи 30 октября 1696 года Боярская дума постановила «Морским судам быть». Эта, по сути, первая программа судостроения предусматривала ресурсы на строительство флота, определяла сроки и количество судов, которые потребуются для штурма крепости Азов – ее обретение открывало России выход в Азовское и Каспийское моря: «Корабли сделать
со всею готовностию и с пушками, и с мелким ружьем, как им быть в войне, к 1697 году, к апрелю…». 

Создание флота и начало регулярного отечественного судостроения стало первым успешным государственно значимым проектом Петра I. Под эти нужды он сконцентрировал ресурсы государства и частных «кумпанств», которым предписывалось строить корабли на свои средства. Тогда же Петром были заложены первые государственные верфи. В том числе Адмиралтейские и Соломбальская (ныне «Красная кузница») – два старейших предприятия ОСК. Начав с создания металлургических заводов на Урале, будущий император превратил всю страну в «один завод» (по словам историка Василия Ключевского), выстроил промышленный комплекс, объединивший самые разные производства и мануфактуры. На службу русскому флоту был поставлен зарубежный опыт. Но чтобы не зависеть от иностранных специалистов, Петр открыл в Москве навигацкую школу, где начали готовить собственные кадры. 


История учит, что государство, имеющее выход к морю и наиболее протяженную береговою линию, становится и наиболее влиятельным

Петр I очень нуждался в талантливых людях, поэтому брал их отовсюду, не смотрел на родовитость и прежние заслуги. Он и сам работал на верфях, наравне с простыми плотниками тесал бревна. Своим примером и энергией поднимал корабельное дело в стране. Даже учредив систему управления флотом – Морской приказ, а затем заменившую его Адмиралтейств-коллегию, – он не оставлял любимое детище. К 1720 году им лично был составлен Морской устав, а в 1723 году «Табель о корабельных пропорциях». Организация отрасли опиралась на лучший мировой опыт судостроения, благодаря чему суда отечественной постройки имели высокие мореходные качества. В результате всего за четверть века в России был создан хорошо оснащенный и испытанный в боях флот – один из самых мощных для своего времени. 

«Весь подвиг Петра Великого, – как писал известный российский мыслитель, публицист, знаток флота Михаил Меньшиков, – был в том, чтобы дать России морское могущество, чтобы вывести ее из континентального заточения… выпустить на простор океанов, на приволье планетной жизни». Имея собственный флот, Россия получила возможность выгодно торговать с Европой. А от этого зависело не только пополнение казны. В страну начали приходить технологии и знания, необходимые для ее развития, создававшие предпосылки для зарождения своей национальной науки и образования. И прав был академик Владимир Вернадский, когда называл одной из главных заслуг Петра то, что он «первым ввел русское общество и русскую государственность в творческую научную работу». Еще при Петре I начались, а затем были продолжены экспедиции русских моряков, ими открыты новые земли, описаны и нанесены на карты неизвестные моря, заливы, бухты. И наконец, без собственного флота, который многократно усиливал военную мощь государства, России сложно было бы сохранить свой суверенитет. Взять верх в Гангутском, Эзельском и Гренгамском сражениях, которые стали прологом победы над Швецией – не только мощной в военном отношении сухопутной, но и морской державой.

История учит, что государство, имеющее выход к морю и наиболее протяженную береговою линию, становится и наиболее влиятельным. Господство на море дает господство в мире. Если оно обеспечено, то обеспечена и защита торговли. А та, в свою очередь, ведет к экономическому могуществу. Многие серьезные исследователи называют наличие моря обязательным условием для стран, которые претендуют на статус империи или сверхдержавы. Закономерно, что после победоносной Северной войны и подписания
в 1721 году Ништадтского мира, который, по словам Петра, получен ничем иным, «токмо флотом», Россия утвердилась как сильная морская держава и была провозглашена империей. И в этом заслуга русского флота. В текущем году столь важному историческому событию исполняется 300 лет.

И наоборот – недооценка значения морской силы, снижение внимания к флоту ослабляет страну, подрезает корни ее силы. Царь Петр I осознавал это, как никто, когда говорил, что всякий государь, «который одно войско сухопутное имеет, одну руку имеет, а которой и флот имеет, обе руки имеет». Последующая история России это наглядно подтвердила. 

Успехи флота, достигнутые при Екатерине II, были следствием хорошего состояния кораблей и высокого уровня подготовки личного состава. В конце XVIII века наши моряки одерживали одну победу за другой. Самая значительная – в битве при Чесме (1770 год), в пламени которой сгорел практически весь турецкий флот. Тогда Россия решила давнюю задачу – установила господство на Черном и Азовском морях, к ней был присоединен Крым (1783 год), а в Севастопольской бухте построен порт с адмиралтейством, верфью и крепостью (1784 год) – главная база Черноморского флота. 

Россия год от года наращивала морскую мощь. На рубеже XVIII–XIX веков страна приступила к постройке крупных боевых судов и кораблей. Самый совершенный из них на то время – легендарный 130-пушечный линейный корабль «Благодать» – был построен на Адмиралтейских верфях в кратчайшие сроки. Первая половина XIX века отмечена в отечественном судоходстве началом строительства пароходов. Первое паровое судно «Елизавета», произведенное на заводе Карла Берда, перевозило пассажиров из столицы в Кронштадт и обратно. Тогда же возникли еще два крупнейших предприятия ОСК. В 1826 году – Александровский литейный завод (ныне Пролетарский завод) , чей исторический путь насчитывает 195 лет. Уже в первое десятилетие его работы здесь была создана подводная лодка выдающегося изобретателя Карла Шильдера (1834 год).  А в 1849 году в Нижнем Новгороде – одном из важнейших экономических центров России – был основан Сормовский завод (ныне завод «Красное Сормово»).

Опираясь на успехи корабелов и морскую силу, Россия добилась в тот период многих славных побед, в том числе в Средиземном море – у Афона и пролива Дарданеллы (1807 год). А в 1833 году наш флот отвоевал право свободно проходить через черноморские проливы. При этом по требованию России вход в Черное море для военных судов других государств мог быть закрыт. Но не только военные победы прибавляли авторитета российскому флоту. Он возрос еще больше, когда наши мореплаватели Иван Крузенштерн и Юрий Лисянский впервые совершили кругосветное плавание (1803–1806 годы). И конечно, мало что может сравниться по значимости с открытием русскими моряками Антарктиды. Фаддей Беллинсгаузен и Михаил Лазарев навсегда вписали свои имена в историю великих географических открытий, подтвердив два века назад существование шестого континента. Еще два важных события характеризуют ту эпоху. В 1821–1824 годах Федор Литке провел успешную экспедицию к Новой Земле на построенном на Соломбальской верфи бриге «Новая Земля». В 1849 году капитан 1-го ранга Геннадий Невельской, командир шхуны «Байкал», дошел до устья реки Амур и поднял там российский флаг. Россия вышла на Тихий океан.  

Необходимо отдавать себе отчет в том, что без флота наша страна никогда бы не имела таких результатов. В этой великой службе на благо Отечества его исторический подвиг. Последующие события еще раз показали, насколько тесно связаны между собой состояние флота и сила государства, его авторитет.

Наступала эпоха парового и броненосного флота. Первыми к постройке таких судов приступили Адмиралтейские верфи, которые всегда были одним из центров прогрессивной кораблестроительной мысли. Здесь в 30-е годы XIX века состоялась закладка первого парусно-парового колесного фрегата «Богатырь». Несмотря на это, Россия запоздала с постройкой паровых броненосных судов. А планомерное строительство винтовых военных кораблей (еще один революционный шаг в развитии кораблестроения) с паросиловыми энергетическими установками началось, по сути, только в 1851 году.

Тяжелой платой за несвоевременное техническое перевооружение армии и флота стало поражение России в Крымской войне 1853–1856 годов. Русским парусным судам было не под силу сражаться с новейшими пароходами англо-французского флота. Чтобы заградить им вход в Севастопольскую бухту, Россия вынуждена была затопить там свои корабли. В итоге наша страна потеряла право иметь флот на Черном море – вплоть до 1871 года. 

Сохранить статус великой морской державы страна могла только при условии превращения флота из парусного в паровой и броненосный, что требовало коренных преобразований в кораблестроении. Именно на волне этих изменений в Санкт-Петербурге в мае 1856 года был основан завод Карра и Макферсона (ныне Балтийский завод), который начал осваивать новые проекты судов и кораблей. Вскоре там были построены подводная лодка конструктора Ивана Александровского и броненосная канонерская лодка «Опыт» – первый в стране металлический корабль. Завод и сегодня является флагманом отечественного кораблестроения. В этом году он отмечает 165 лет со дня основания. 

За довольно короткий срок в нашем кораблестроении произошел технологический переворот, был создан достаточно мощный броненосный флот на Балтийском и Черном морях. В 1872 году одним из родоначальников отечественной конструкторской школы адмиралом Андреем Поповым спроектирован первый русский броненосец «Петр Великий». Корабли этого класса на долгие годы станут хребтом всех ведущих флотов мира. 

В конце XIX века ежегодно спускалось на воду по два-три крупных корабля. Наши заводы были загружены заказами. В это время Россия строит свой первый ледокол «Ермак» на верфи в Ньюкасле. Однако построенный флот так и не успел полностью реализовать свой потенциал. Просчеты, допущенные в высшем государственном звене, привели к Русско-японской войне 1904–1905 годов и Цусимской катастрофе. «Будь у нас пятью-шестью броненосцами больше, и Япония или не рискнула бы броситься в эту войну, или была бы наголову разбита при первом же столкновении», – справедливо сетовал Михаил Меньшиков. Это поражение серьезно ударило по престижу Российской империи, а по мнению ряда историков, даже приблизило ее конец. После Цусимы Россия, имея почти миллионную армию, отказалась от продолжения войны с Японией, что свидетельствовало: армия не может заменить флот, но флот во многих случаях способен заменить действия армии. 

Успех или неуспех на море зависит от суммы обстоятельств. Доблесть моряков, их способность жертвовать собой для Отечества не всегда влияют на исход сражения. Нужны грамотные государственные решения. Не случайно после Русско-японской войны началось серьезное развитие кораблестроения и восстановление флота. В том числе были созданы подводные силы, принят «Закон об императорском Российском флоте» и программа усиленного судостроения.  Заводы (среди которых в то время появилась основанная в 1912 году Путиловская верфь, ныне Северная верфь) работали над созданием кораблей самых современных типов и всех основных классов, что позволяло России вплоть до 1917 года бороться за сохранение своего морского престижа. 

В наши дни эта нелегкая борьба не только не прекращается – она обостряется (чему мы все свидетели). История повторяется. Поэтому так важно усвоить главный урок, которому учат нас три века российского флота: при наличии развитого отечественного судостроения и современных, мощных судов мы имеем Чесму, а при их отсутствии – Цусиму. В основе морского могущества России, а значит, ее независимости и благосостояния по-прежнему лежат судостроительная отрасль и флот. Эти «бастионы» заложены Петром Великим. Чтобы привлечь внимание к славным делам наших предков, ОСК вместе с партнерами – Российским историческим обществом и МИА «Россия сегодня» – запустили медиапроект «Морская держава». Он посвящен 325-летию российского флота и регулярного государственного кораблестроения, а также 350-летию Петра Великого, которое будет отмечаться в следующем году. На официальном сайте корпорации создан раздел «325 лет флота. Россия – морская держава», где каждый может познакомиться с редкими артефактами и документальными свидетельствами того, как в разные эпохи развивалось российское судостроение. На страницах журнала также продолжится публикация материалов, рассказывающих об истории отечественной судостроительной школы, о кораблях и людях, которые их строят.

Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота
Три века российского флота