Из Петербурга в Одессу

Из Петербурга в Одессу

Полина Кривская директор музея ПАО «Пролетарский завод», заслуженный работник культуры РФ

190 лет назад пароход «Нева» постройки Александровского завода совершил переходиз Балтики в Черное море

В сентябре 1826 года на седьмой версте Шлиссельбургского тракта на берегу реки Невы в присутствии высокопоставленных чиновников был открыт Санкт-Петербургский Александровский завод, ставший крупнейшим многопрофильным машиностроительным и литейным предприятием Северной столицы. В те далекие времена он быстро снискал славу «завода, украсившего город» и «живителя российских мануфактур». Из архивов мы можем узнать, что здесь производили самую разнообразную продукцию: от пуговиц и гирь до сложнейшего станочного оборудования, строительных конструкций и прочего. Но особое место в истории предприятия занимает строительство пароходов.

Первое российское паровое судно было построено в 1815 году на заводе Берда. 9 июня 1817 года Чарльзом Бердом или, как его называли в России – Карлом Николаевичем, была получена Привилегия «на введение пароходов в России». Завод Берда строил пароходы вплоть до середины XIX века, однако в дальнейшем его предприятие специализировалось в основном на изготовлении паровых машин и котлов, в том числе и для флота. Привилегированное положение Берда в области пароходостроения вызывало досаду у многих российских промышленников и, естественно, усложняло возможность строительства такого типа судов на других частных заводах.

Тем не менее пароходостроение в России развивалось и на других предприятиях. Если частные владельцы судостроительных заведений с трудом могли преодолеть монополизм Берда, то строительство пароходов на казенном заводе было вполне допустимо. Директор Александровского завода Мэтью (Матвей Егорович) Кларк еще на этапе строительства предусмотрел сооружение на территории большого бассейна (длина – 800 м, ширина – 72 м), позволявшего достраивать и ремонтировать сразу несколько судов. Бассейн и пристань соединял судоходный канал (длина – 320 м, ширина – 20 м), по которому в Неву должны были выходить построенные на заводе суда. В распоряжении предприятия также имелись литейный, модельный, слесарный, кузнечный цехи, машинный корпус с лесопильной мельницей и пристань на Неве. На территории завода функционировала даже рельсовая дорога, чугунка для внутренних перевозок. Выходец из Шотландии, как и Карл (Чарльз) Николаевич Берд, Матвей (Мэтью) Егорович Кларк не только сотрудничал с ним, но и во многом прислушивался к мнению более опытного и старшего товарища.

В 1827 году с верфи Санкт-Петербургского Александровского завода сошел первый пароход, «Наследник Александр». Всего на заводе за первые десять лет – с 1827 по 1837 год – было построено 17 пароходов общей мощностью 990 лошадиных сил. Особую известность получило судно под названием «Нева», история которого заслуживает особого упоминания.

Рождение легенды

Помимо официальных заказов Санкт-Петербургский Александровский литейный завод мог выполнять работы, которые его руководство считало экономически выгодными. 24 марта 1830 года Кларк пишет в Министерство финансов письмо, из которого мы узнаем, что «заводское начальство, имея в запасе некоторые материалы, а притом желая более и более усовершенствовать мастеровых в навыке устройства механизмов, в 1829 году предприняло и устроило из собственных сумм пароход под названием «Нева», который в действии уже испытан, и по окончании некоторых многих предметов наружной отделки, с открытием судоходства сего 1830 года может быть употреблен для буксировки судов, так равно и для разъездов с пассажирами между портами Балтийского моря и даже для дальних курсов». Далее Кларк, говоря о том, что пароход пожелали купить несколько частных лиц, ходатайствует о «принятии парохода «Нева» в казну за 150 000 руб. с обращением... на платежи» в счет уплаты долга завода в сумме 176 000 руб. в течение 1831–1833 гг. В том же письме приводятся и основные характеристики судна: длина (от носа до кормы) – 38,4 м, ширина – 6,7 м, осадка – 1,83 м, грузоподъемность 225 тонн. Корпус был построен из отборного соснового леса с медной обшивкой в подводной части. На пароходе были установлены три железных паровых котла и две одноцилиндровые паровые машины общей мощностью 80 лошадиных сил, которые приводили в движение гребные колеса. В каютах, «отделанных весьма удобно и красиво», могли разместиться от 40 до 50 пассажиров. В шести каютах в кормовой части судна имелось «по два ящика для спанья, подбитые парусиной», а в носовой каюте – «по шесть ящиков с каждого борта». Как и всякий пароход того времени, «Нева», кроме паровой машины, имела две мачты с рангоутом и парусами. Предполагают, что проект судна разрабатывал военный инженер-поручик кораблестроитель К.А. Глазырин – конструктор большинства пароходов, построенных на Александровском заводе.

Окончательные заводские испытания машины были проведены 7 сентября 1829 года, а 31 мая 1830 года пароход совершил удачный пробег из Петербурга в Кронштадт и обратно. В те годы Россия враждовала с Турцией, и у министра финансов Егора Францевича Канкрина возникла идея приобрести пароход, который «с удобностью может быть отправлен в Черное море». Император Николай I дал согласие на покупку «Невы», «если признан будет годным» специалистами Морского ведомства. Распоряжением морского министра для освидетельствования парохода была назначена комиссия под председательством начальника Ижорского завода генерал-лейтенанта Корпуса корабельных инженеров A.Я. Вильсона. В нее вошли видные корабельные инженеры полковники А.А. Попов и B.Ф. Стоке. Комиссия признала, что судно построено «правильно и хорошо, с чистой отделкой», «машина устроена хорошо», однако сделала вывод, что для плавания по Черному морю не готово. По мнению историков, в выводах комиссии прослеживается некоторое несоответствие, так как в акте было отмечено, что пароход «может быть употреблен с пользой на Балтике».

Ознакомившись с документом, директор Александровского завода представил свои решительные возражения. Он утверждал, что не имеет ни «малейшего сомнения» или «какого-либо опасения» в том, чтобы предпринять на «Неве» вояж в Англию или отправить судно в Одессу, исключая случаи «несчастий от бурных погод и причиняемых оными кораблекрушений, отвращение коих от сил человеческих не зависит». Матвей Егорович просил разрешить ему отправить пароход в Одессу «в половине будущего августа», надеясь, что судно сможет дойти до места назначения в октябре, а также выражал готовность лично идти на «Неве» в Англию, чтобы «иметь случай делать наблюдение за успешным ходом парохода, а будет окажется нужным, то... принять… благонадежные меры к безопаснейшему плаванию». Он представил на утверждение смету на сумму 39 198 руб. 40 коп. из расчета плавания парохода в течение «12 недель хода, из коих 43 дня посредством пара» с личным составом, который должен был состоять из капитана, штурмана, машиниста (механика), эконома, восьми «мастеровых и кочегаров» и восьми матросов.

Переход «Невы» из Балтийского моря в Одессу продлился более шести месяцев
Одиночное плавание

17 августа 1830 года в 8 часов пароход «Нева» вышел из Кронштадта в море и взял курс на Стокгольм. Он шел под военным транспортным флагом, на его борту находились руководитель Матвей Кларк, эконом Петр Деви, капитан Джон Чу, штурман Джордж Вильби, механик Аллан и матросы, а также мастеровые и кочегары из числа рабочих Александровского завода. 20 августа пароход прибыл в Стокгольм и, простояв там неделю, взял курс на Копенгаген. Затем он отправился в Христианзанд, где 5 сентября попал в шторм, продолжавшийся двое суток. Судно получило существенные повреждения и было вынуждено зайти на ремонт в Лейт (Англия). В Лондон «Нева» прибыла 13 октября. Здесь Кларк покинул пароход, чтобы сосредоточиться на выполнении данного ему задания ознакомиться с постройкой в Англии пароходов и машин для них. Из отчета министра Канкрина Николаю I мы узнаем, что «Кларку инструкцией было поручено, между прочим, собрать сведения: о построении и ходе пароходов, об устройстве механизмов для оных и о потребных для приготовления их машинах и инструментах, о ковке якорей, цепных канатов и вообще о способах производства железных работ, принадлежащих к кораблестроению». В Петербург Кларк возвратился только в январе 1831 года. Дальнейший переход «Невы» до Одессы возглавил Петр Деви.

Выйдя из Лондона, пароход зашел еще в два английских порта, а затем пошел открытым морем в Лиссабон, затратив на переход около шести суток. Из Лиссабона «Нева» зашла в Гибралтарский пролив, но, выйдя из него 1 января 1831 года, вновь попала в шторм и, получив повреждения паровой машины, вернулась в Гибралтар и встала там на ремонт. Через 15 суток пароход покинул Гибралтар и, посетив Кальяри, Мальту и два греческих порта, 21 февраля прибыл в Константинополь. А уже 2 марта он отправился в Одессу.

Как сообщала газета «Одесский вестник», «Нева», счастливо совершив путешествие свое из Англии в Одессу, 4-го числа сего марта бросила якорь на нашем рейде». Пароход «чрезвычайно быстр и легок на ходу, так что из Константинопольского пролива прибыл сюда в 53 часа при противном ветре». Таким образом, переход из Балтийского моря в Одессу удался, а уверенность Кларка в мореходных качествах судна вопреки мнению авторитетной комиссии полностью оправдалась. Путешествие «Невы», небольшого колесного парового судна, проходило в осенние и зимние месяцы при неблагоприятных погодных условиях, что нарушило первоначальные расчеты Кларка, который предполагал, что переход продлится три месяца, фактически же было затрачено свыше шести. Петр Деви за командование переходом парохода из Англии в Одессу был награжден орденом Святой Анны III степени.

Важная веха

В течение последующих десяти лет «Нева» курсировала между Одессой и Константинополем, открыв одну из первых коммерческих пассажирских линий. Судя по некоторым документам, пароход использовался не только как пассажирское судно. В книге Н.А. Залесского «Одесса выходит в море» приводятся сведения о том, что зимой 1832–1833 годов «Нева» несколько раз ходила в Константинополь, где высадила на берег Босфора войска генерала Н.Н. Муравьева в помощь турецкому султану против его мятежного вассала – египетского паши Мухаммеда Али. Кроме того, пароход совершил несколько рейсов по заданию министра иностранных дел.

Прискорбно, но очередной рейс в ноябре 1840 года оказался для парохода «Нева» последним. Неподалеку от Босфора его застигла сильная непогода. На второй день шторма, 20 ноября, у судна обнаружились серьезные повреждения и вышла из строя одна паровая машина. Капитан отдал приказ встать на якорь, что удалось сделать с большим трудом в 50 милях восточнее Босфора. Но шторм был такой силы, что якорные цепи лопнули и «Неву» вынесло на скалы. Погибли 12 человек команды и семь пассажиров. Так пароход постройки Александровского завода завершил свою биографию, разбившись в результате «несчастий от бурных погод и причиняемых оными кораблекрушений». Тот факт, что паровое судно, построенное в России, впервые осуществило такой сложный переход вокруг Европы, стал знаменательным событием как для судостроителей, так и для моряков, начавших осваивать суда с паровым двигателем.

Следует заметить, что ряд интересных судостроительных проектов на Санкт-Петербургском Александровском заводе так и не был осуществлен. Побывав с «Невой» в Англии и ознакомившись с состоянием кораблестроения в самой передовой морской державе, М.Е. Кларк предложил правительству строительство на Александровском заводе мощного военного парохода. Но, к сожалению, как порой случается и ныне, судно решили приобрести за рубежом. «Не было ни малейшей нужды заказывать постройку парохода за границей, когда есть уже отечественные заведения, где искусство судостроения и приготовления механизмов доведено и ныне до желаемого совершенства, а в скором времени смогут соперничать и с самыми лучшими заграничными», – с горечью писал в своем докладе в департамент первый директор Александровского завода.

Шли годы. Александровский завод менял свой производственный профиль, экономический статус, изменял наименование. Сегодня это ПАО «Пролетарский завод», работающее в составе крупнейшего в России судостроительного холдинга – АО «Объединенная судостроительная корпорация». Более 50 последних лет предприятие специализируется в области судового и энергетического машиностроения, поставляя свою продукцию на отечественные надводные и подводные корабли. В наши дни при содействии ОСК на заводе проходит планомерная реновация производства. В 2021 году ПАО «Пролетарский завод», один из старейших петербургских машиностроительных заводов, отметит свое 195-летие. И в преддверии этой почти двухвековой юбилейной даты, думаю, вполне уместно вспомнить о знаменитом переходе парохода «Нева», начавшемся в августе 1830 года.

Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу
Из Петербурга в Одессу