Первый юбилей

Виктор Чирков
адмирал, главный советник президента ОСК, главнокомандующий ВМФ с 2012 по 2016 г., член Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации, кандидат военных наук

После победоносного завершения Второй мировой войны Советский Союз создал самый мощный за всю историю страны океанский ракетно-ядерный Военно-Морской Флот, лишивший Соединенные Штаты гегемонии на просторах Мирового океана. Какую роль в реализации масштабных кораблестроительных программ сыграл народный комиссар, а в дальнейшем главнокомандующий ВМФ СССР Адмирал Флота Советского Союза Николай Герасимович Кузнецов?

«Государственный ум, отличающийся от ума обыкновенного способностью подняться на высоту веков, должен оценить величие этой идеи; пусть будет дорога каждая тонна спущенной на воду стали; пусть велики будут народные жертвы на флот; море все сторицей воздаст своим будущим повелителям в том богатстве, культуре, блеске и славе, которые они возьмут с боя в борьбе за океан».

Борис Доливо-Добровольский
Профессор морской стратегии Военно-морской академии

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо внимательно изучить все этапы его деятельности в период руководства Военно-Морским Флотом и его дальнейшую общественную работу по продвижению своих идей в более поздний период жизни, когда он находился уже в отставке.

Впервые проблема строительства флота как практическая задача встала перед Николаем Герасимовичем весной 1939 года – сразу с назначением на должность наркома ВМФ СССР. К этому времени, несмотря на молодой возраст – 34 года, его уже хорошо знали как одного из самых передовых командиров-наставников, сумевшего до совершенства отработать систему боевой готовности одиночного корабля и вывести подчиненный ему крейсер в лучшие среди кораблей РККФ СССР. В 1937 году он стал самым молодым капитаном I ранга всех морей мира, и слава об этом пронеслась по всем флотам и флотилиям Советского Союза. Будущий нарком ВМФ уже имел реальный боевой опыт управления крупными флотскими соединениями в Испании, исполняя в 1936–1937 годах должность главного военно-морского советника республиканского правительства, где участвовал в подготовке и проведении боевых операций республиканского флота и обеспечивал безопасность морских конвоев с грузом из СССР. В 1938 году он принял командование Тихоокеанским флотом и участвовал в вооруженном конфликте с Японией, в ходе которого руководил действиями военных моряков-тихоокеанцев по содействию соединениям и частям РККА в боях у озера Хасан.

За эти годы любовь к профессии военного моряка, выдающиеся природные данные, отличное образование, накопленный опыт флотской службы, встречи и беседы с высшими государственными деятелями, руководителями партии и правительства, посещавшими корабли, на которых проходил службу Кузнецов, сформировали в нем собственное видение будущего флота страны и развития его корабельных сил.

К моменту назначения Николая Герасимовича на высший в Военно-Морском Флоте пост в СССР уже в течение трех лет, начиная с июня 1936 года, шла реализация грандиозной программы «крупного морского судостроения». Нарком понимал огромное значение для страны этой важной и непростой задачи и личную ответственность за готовность вверенного ему Военно-Морского Флота к возможной в будущем войне. В связи с этим Кузнецову предстояло в короткий срок досконально разобраться в обоснованности принятых до него решений по корабельному составу флотов и оценить реальные возможности судостроительной промышленности. В результате в августе 1939 года высшему руководству страны был представлен переработанный вариант программы военного кораблестроения, которую планировалось выполнить в течение 1940-1947 годов. По инициативе Николая Герасимовича в нее впервые были включены два авианосца.

Однако в сентябре этого же года в Европе разразилась Вторая мировая война. Реагируя на текущую военно-политическую обстановку, правительство приняло решение свернуть принятую кораблестроительную программу. Таким образом, она реализована не была.

Идея Кузнецова о создании сбалансированного флота продолжает жить в действующей программе кораблестроения до 2050 года

Немедленно была начата работа по определению приоритетов в строительстве кораблей для ВМФ СССР, и уже 25 июля 1940 года Кузнецов представил в правительство очередной, теперь уже трехлетний план строительства кораблей и вспомогательных судов на 1940–1942 годы. В своей докладной записке Сталину о необходимости утверждения данной программы нарком ВМФ подчеркивал, что «отсутствие утвержденной программы строительства флота на перспективу затрудняет решение комплекса вопросов обеспечения флота: подготовки кадров, планирования и строительства военно-морских баз, центральных складов, планирования производства вооружения и всех видов боезапаса».

В трехлетнем плане предусматривалось прекратить новые закладки крупных надводных кораблей. Из всех строящихся линкоров и тяжелых крейсеров работы сосредоточились на линкоре «Советская Россия» и тяжелых крейсерах «Кронштадт» и «Севастополь». Строительство остальных линкоров, а также лидеров эсминцев планировалось ограничить, при этом основные усилия Наркомсудпрома концентрировались на постройке легких крейсеров, эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей, тральщиков и подводных лодок.

По мнению наркома ВМФ, программа не отвечала даже минимальным потребностям морских театров в корабельном составе. Однако, учитывая возможности судостроительной промышленности на третью пятилетку, предъявление к ней более высоких требований Кузнецов считал нереальным.

В июне 1941 года гитлеровская Германия вероломно напала на Советский Союз, и предвоенная судостроительная программа также была свернута.

Вновь перейти к долгосрочному планированию строительства флота удалось только после окончания Второй мировой войны. Проект нового послевоенного десятилетнего плана кораблестроения на 1946–1955 годы, разработанный под руководством наркома ВМФ адмирала флота Кузнецова был представлен на утверждение правительства в августе 1945 года. Его отличительной особенностью была идея создания сбалансированного по типам корабельного состава флота. По твердому убеждению Николая Герасимовича, в основе строительства флота должны были лежать определенные руководством страны роль и место ВМФ в системе Вооруженных сил государства, его задачи в вооруженной борьбе, а также предназначение родов сил, входящих в состав флота. При этом для различных морских театров преимущественное развитие должны были получить те рода сил, которые способны наиболее эффективно решать основные задачи, стоящие перед ВМФ.

Десятилетним планом кораблестроения предусматривалось, с одной стороны, сохранение прежнего курса на создание большого морского и океанского флота, с другой – усиление легких сил. Апеллируя к опыту Второй мировой войны, Николай Герасимович по-прежнему отдавал приоритет строительству авианосцев.

Инновационность подходов, используемых Кузнецовым при разработке кораблестроительной программы, хорошо иллюстрируют слова, сказанные им на совещании с конструкторами судостроительной промышленности в октябре 1946 года: «Основные вопросы новой техники, влияющей… на новое кораблестроение, – это атом, ракета, новая энергетика и новые средства наблюдения, связи и управления».

Обсуждение нового программного документа проходило в сложной обстановке. Наркому ВМФ для отстаивания своей позиции приходилось вести напряженные дискуссии со своими оппонентами.

В своих воспоминаниях он писал: «В десятилетнем плане проектирования и судостроения (1945 г. – ред.) основными классами боевых кораблей были названы авианосцы (большие и малые), крейсера с 9-дюймовой артиллерией, подводные лодки, эсминцы и т.д. Споры, проходившие в процессе обсуждения, касались в основном авианосцев, на которых я настаивал и которые не принимались к постройке. По крейсерам больших споров не было. По эсминцам шли очень горячие споры. Я категорически возражал против строительства большого числа эсминцев проекта №30, так как они не имели универсальной артиллерии».

В итоге взгляды наркома ВМФ на строительство флота не нашли понимания у Сталина. В условиях послевоенной нехватки ресурсов и появления новых вызовов и главных потенциальных противников для руководства страны безусловным приоритетом была реализация атомного проекта и создание ядерных вооружений. Выполнение большой кораблестроительной программы, по мнению вождя, можно было отложить.

Кроме этого, идеалом Сталина оставался тяжелый крейсер. Решительно возражало против строительства авианосцев и руководство Наркомата судостроительной промышленности.

В конечном счете проект плана неоднократно подвергался корректировке, и из него были исключены сначала большие, а затем и малые авианосцы.

Решительное отстаивание своей позиции в вопросах реализации плана военного кораблестроения привели Кузнецова к опале. В январе 1947 года в результате разногласий со Сталиным по поводу программы дальнейшего развития флота Кузнецов был снят с поста главкома ВМФ и назначен начальником Управления военно-морских учебных заведений.

По этому поводу Николай Герасимович писал: «Когда споры о новой программе находились в самом разгаре, я был снят с должности.

Таким образом, программа послевоенного судостроения окончательно обсуждалась и была принята без меня, вопреки моему мнению, без учета моих предложений. Строительство этих кораблей в основном также прошло в мое отсутствие (1946–1951)».

Будучи лишенным возможности руководить строительством флота, Николай Герасимович никогда не оставался равнодушным к вопросам военного кораблестроения, постоянно участвуя в их обсуждении.

Это хорошо видно из его воспоминаний: «Я… все время считал самыми крупными ошибками в послевоенном судостроении появление в строительстве тяжелого крейсера, строительство большого числа эсминцев проекта №30, продолжение строительства подводных лодок проекта №15.

По всем этим вопросам имеется большая переписка, особенно о неполноценности эсминцев проекта №30».

Находясь в должности командующего 5-м военно-морским флотом на Тихом океане, Кузнецов по собственной инициативе представил к заседанию Главного военно-морского совета, на котором присутствовал Сталин, доклад о проблемах военного кораблестроения. В нем он открыто заявил, что «весь собранный материал по опыту войны пропал», что нет правильного соотношения классов кораблей. Эти и другие прямые упреки в адрес руководства страны, которые высказал на совете Николай Герасимович, для того времени были немыслимо смелыми. Казалось, что с Кузнецовым будет покончено окончательно. Но нет, по итогам заседания совета Сталин снял военно-морского министра адмирала Ивана Юмашева и назначил на эту должность адмирала Кузнецова. Это было в стиле вождя, который ценил в людях компетентность, ответственность и преданность делу.

После этого назначения Николай Герасимович вновь приступил к разработке очередной кораблестроительной программы, которая была представлена в правительство к весне 1954 года и охватывала период с 1956 по 1965 год. Оставаясь верным своим принципам, опираясь на стоящие перед флотом задачи, достижения современной науки и возможности кораблестроительной промышленности, он продолжил линию строительства сбалансированного флота. Наряду с созданием атомных подводных лодок и надводных кораблей с ракетным оружием программа предусматривала строительство авианосцев и десантных кораблей. Он упорно доказывал, что без наличия авианосцев в составе ВМФ решение основных задач флота не может быть обеспечено. Приоритетным условием дальнейшего развития надводных сил Кузнецов считал скорейшее внедрение ракетного оружия: ударного и зенитного.

Однако в очередной раз его точка зрения на необходимость создания сбалансированного флота не была поддержана. Руководство страны, возглавляемое в этот период Хрущевым, приняло решение о создании «ракетно-ядерного океанского флота», главными родами сил в котором были определены атомные подводные лодки и морская ракетоносная авиация берегового базирования. Крупным надводным кораблям отводилась вспомогательная роль, а авианосцы были объявлены «оружием агрессии». Твердость Кузнецова в отстаивании своих взглядов в очередной раз привела к тому, что он был снят с должности, снижен в звании и уволен в отставку без права на восстановление.

Положение, в котором оказался после отставки Николай Герасимович, в дальнейшем не позволяло ему напрямую влиять на планы строительства Военно-Морского Флота. Тем не менее воспитанная под его началом плеяда флотских руководителей, написанные им книги, многочисленные статьи, выступления с размышлениями и раздумьями о прошлом, настоящем и даже будущем Военно-Морского Флота оставили свой след.

Уже через три года после смещения Хрущева под руководством главнокомандующего ВМФ СССР Сергея Горшкова нача­лось создание ранее предлагавшегося Кузнецовым сбалансированного по родам сил и классам кораблей флота, которое было реализовано в ходе выполнения планов военного кораблестроения в период с 1971 по 1990 год. За это время построили пять авиа­несущих кораблей, самый современный из которых «Тбилиси». 4 октября 1990 года крейсер получил новое имя: «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

В настоящее время идея главнокомандующего ВМФ СССР Адмирала Флота Советского Союза Николая Кузнецова о создании сбалансированного флота продолжает жить в действующей программе кораблестроения до 2050 года. Она закреплена в Основах государственной политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2030 года, в которых подчеркивается, что «…Российская Федерация должна обладать на всех стратегических направлениях мощными сбалансированными флотами, состоящими из кораблей, предназначенных для выполнения задач в ближних, дальних морских зонах и океанских районах, а также из морской авиации и береговых войск, оснащенных эффективным ударным высокоточным оружием, имеющих развитую систему базирования и обеспечения».

Сбалансированный флот адмирала Кузнецова
Сбалансированный флот адмирала Кузнецова
Сбалансированный флот адмирала Кузнецова
Сбалансированный флот адмирала Кузнецова
Сбалансированный флот адмирала Кузнецова
Сбалансированный флот адмирала Кузнецова