Срок работы пробной версии продукта истек. Через две недели этот сайт полностью прекратит свою работу. Вы можете купить полнофункциональную версию продукта на сайте www.1c-bitrix.ru. И вместе выжили. И встретили победу!

Первый юбилей

И вместе выжили. И встретили победу!

75 лет назад закончился самый трагичный период в истории Ленинграда – была снята фашистская блокада. Все 900 страшных дней вместе с городом, истерзанным, но непокоренным, противостоял врагам и его старейший завод – Адмиралтейские верфи

Судьбы Петербурга и Адмиралтейских верфей, рожденных практически одновременно, всегда были неотделимы друг от друга. На протяжении всех своих 315 лет завод делил с городом его победы и трагедии, радости и печали. Трудился на его благо и, не жалея себя, приходил на помощь старшему брату.

Спасти город

С первых дней Великой Отечественной войны адмиралтейцы встали на защиту Ленинграда, пытаясь отвратить от него смертельную угрозу. Заводчане сформировали два отдельных пулеметно-артиллерийских батальона, которые под натиском десятков танков и мощных атак авиации обороняли город на рубеже Старого Петергофа, села Русско-Высоцкое и на Бабигонских высотах. В живых после этих боев осталось лишь 5% личного состава. Всего на фронтах Великой Отечественной войны погибло более 5000 работников завода.

А в это время на верфях в считанные дни был налажен ремонт поступающей с полей сражений техники, установка дополнительного вооружения на мобилизованных гражданских судах. Выпускалась военная продукция: мины, бомбы, фугасы, саперные лопатки, детали для танков. Разрабатывались новые модели кораблей.

И все это в условиях острой нехватки квалифицированных кадров (большая часть опытных специалистов ушла на фронт), дефицита продовольствия, постоянных бомбежек. За период с 22 июня 1941-го по 1 января 1944-го на завод было сброшено 653 артиллерийских снаряда, выведена из строя электроподстанция, несколько зданий и цехов.

В конце декабря 1941-го почти полностью прекратилась подача электроэнергии. Помещения на участках отапливались жаровнями, а освещались самодельными плошками с фитилями, в которых сгорало трансформаторное масло. Некоторые цеха временно остановились, часть производственного оборудования эвакуировали в глубокий тыл.

Но завод продолжал работать, чтобы спасти город – в тылу и на фронтах. За годы войны на Адмиралтейских верфях были построены и сданы флоту семь подводных лодок, двадцать бронированных катеров, шестьдесят шесть охотников за подводными лодками, сто шестнадцать самоходных плашкоутов, отремонтированы триста кораблей и подводных лодок, в том числе крейсеры «Киров», «Максим Горький» и лидер эскадренных миноносцев «Ленинград».

Память, говори

Чтобы понять, чего это стоило верфям, какой подвиг и сила духа за этими цифрами, надо окунуться в ту атмосферу, прочесть документы, письма, выпуски заводской газеты «Патриот», которая продолжала выходить даже в тяжелые блокадные годы.

Декабрь 1942 г.: «Наш завод был поставлен в особо трудные условия. А боевые единицы, стоящие в цехах, требовали срочного ремонта. Нужно было находить выход. И выход был найден.

Где-то отыскали полуразбитый старый движок, отремонтировали и дали жизнь цеху №17. В нем начали ремонтировать необходимые фронту объекты. Нашли компрессор, поставили на электромотор, и компрессор дал воздух для пневматических работ. Пустили дизель-динамо одного из объектов – получили электроэнергию для сварки. Нечем было резать металл. Тогда «маршал» сварочного участка товарищ Стома стал резать толстые листы обшивки и набора электродами. Не хватало квалифицированных рабочих, и опытнейшие мастера Кремер, Владимиров, Клубов и многие другие сами стали сборщиками, сверловщиками, рубщиками.

Для одного из объектов строителя Топтыгина нужно было срочно погнуть 28-мм листы. Нагревательная печь цеха №8 вышла из строя. Но если бы даже она и могла работать, не было нефти. Строитель Топтыгин пришел к старым, заслуженным плитовщикам цеха и сказал:

– Ну, отцы, выручайте. Надо срочно согнуть листы обшивки и набор. Печи не работают. Придумайте, как можно гнуть.

И придумали. Мастера-плитовщики Комаров и Рогалев с группой краснофлотцев быстро сложили небольшой коксовый горн, подвели поддув от электровентилятора, и работа закипела. Гибка была закончена в срок…»

Апрель 1943 г.: «Токарь цеха 16 Петров работал двое суток, не выходя из цеха, и выполнил задание, на которое требовалось не менее шести дней. Комсомолец 5-го цеха товарищ Карасев ежедневно увеличивает счет мести врагу, выполняет в смену не менее чем 2,5–3 нормы».

Лёка Савичев

Связано имя завода и с другим известным всему миру блокадным документом – дневником Тани Савичевой, символом мужества ленинградцев. Читаем на третьем листе детской записной книжки: «Лёка умер 17 марта в 5 часов утра 1942 года». Лёкой называли в семье Леонида Савичева, который в блокаду работал строгальщиком на Адмиралтейских верфях. О нем вспоминали как об очень скромном и старательном молодом человеке: «Ни разу не опоздал на смену, хотя, как и все в цехе, был крайне истощен от голода…» А однажды Леонид не пришел к станку – умер дома от истощения. Лёке было 24 года.

Страшную судьбу юноши разделили тысячи адмиралтейцев: в блокаду погибло около 3000 тружеников завода. Администрация, как могла, пыталась сохранить жизнь своему коллективу. В деревянной одноэтажной столовой готовили дрожжевой суп или чечевичную похлебку. На каждый цех выдавали дополнительные пайки хлеба, их распределяли по очереди. На первом этаже главного здания оборудовали стационар, где выхаживали совсем слабых и обессиленных.

Письмо от фронтовиков Григорию Ивановичу Мусорину, слесарю цеха №15 (в годы блокады отвечал за сдачу объекта заказчику):

«Дорогой Григорий Иванович, извините за то, что мы не сразу по прибытии нашем написали вам письмо, а спустя некоторое время. Все это было сделано для того, чтобы катер побывал в боевых операциях и моторы были испытаны в боевой обстановке.

На долю наших катеров выпала честь сбить три немецких самолета Ю-88, – как мы их называем, «юрочки». Сейчас нам войну приходится вести с его авиацией, так как его авиация старается всячески помешать нам выполнить задачу, поставленную командованием. Но ничего, в наших катерах фрицы разочарованы. Катера крепкие. И, несмотря на активность их авиации, наши катера живут и солят немцам. На таких катерах можно мстить не только за Ленинград, можно мстить больше, и мы им отомстим. Мы им отомстим за Ленинград неоднократно.

Дорогой Григорий Иванович! Живем мы хорошо. Плаваем благополучно. С материальной частью все в порядке. Мы Вам благодарны за ремонт и за Вашу заботу, проявленную о наших катерах... Благодарим вас, всех сотрудников за ремонт катера.

Пока с приветом: Ремазов, Марсуков, Павлов, Киселев, Елесов».

70% работников верфей в тот период составляли женщины и подростки. Работая на заводе, они чувствовали себя более защищенными, чем в холодных и пустых городских квартирах. В здании заводоуправления было организовано общежитие. Для подростков выделили отдельную спальню, пытались подкармливать, добавляя что-то помимо полагающегося по талонам. Многие ночевали на работе, тем более что на верфи тогда приходили целыми семьями.

Предприятию нужны были рабочие руки, а людям нужен был завод, чтобы не потерять веру в победу. Пока действовали цеха, выпускались корабли и суда – жива была надежда, были силы ждать. «Завод поддерживал нас, мы поддерживали завод. И вместе выжили. И встретили победу», – вспоминают ветераны.

Тендеры-хранители и морские охотники

Эта вера в победу помогала заводчанам работать на пределе человеческих возможностей, и не просто работать, а в буквальном смысле творить. За один только 1943 год специалисты верфей подали свыше 300 рационализаторских предложений, внедрение которых позволило сэкономить почти три с половиной миллиона рублей.

На заводе «Судомех» под руководством главного инженера Юрия Деревянко были спроектированы бронированные морские охотники, предназначенные для борьбы с подводными лодками противника. Благодаря поточно-позиционному методу производства заводу удавалось сдавать флоту по три охотника в месяц. Там же, в конструкторском бюро Судомеха, в августе 1942 года был разработан морской бронированный катер проекта 161 (БК-503). Эти корабли имели усиленное артиллерийское вооружение, улучшенную мореходность и обитаемость.

Пока действовали цеха, выпускались корабли и суда – жива была надежда, были силы ждать

В ноябрьские дни 1941 года произошло событие, которое определило судьбу осажденного города: по льду Ладожского озера проложили трассу, связавшую Ленинград с Большой землей – Дорогу жизни. Чтобы эта жизненно важная связь не прервалась и в теплое время, необходимы были средства переправы. Одними из первых построить их взялись адмиралтейцы.

Завод наладил выпуск самоходных барж-плашкоутов водоизмещением по 20 тонн и, преодолев все трудности, уже к началу летней навигации сдал первую партию. Баржи строили под артобстрелами непосредственно на берегу Ладожского озера, несмотря на голод, сильные заморозки, непосильные нагрузки. От адмиралтейцев потребовались невероятная выдержка и мужество – после первой, самой страшной блокадной зимы силы были на исходе. К концу лета заказ – тридцать барж – был выполнен полностью с опережением сроков.

Одновременно строились самоходные тендеры-плашкоуты для перевозки 35–55 пассажиров. Плашкоуты были оборудованы автомобильными двигателями ЗИС-5 и развивали скорость до пяти узлов. Только в 1942 году эти небольшие суденышки эвакуировали более 250 тысяч ленинградцев. По всей Ладоге разнеслась молва о неуязвимости этих корабликов. Прибывшие в Осиновец для эвакуации ленинградцы просили отправлять их только на тендере.

Простота конструкции – вот что удивляло всех специалистов, принимавших этот корабль. Его строгие обводы будто отражают мужество ленинградских кораблестроителей. Знаменитые тендеры-плашкоуты строили и другие заводы, но несомненно, что именно адмиралтейцы положили начало Дороге жизни, создав судно, ставшее главной транспортной единицей на этом пути.

Сегодня прославленный тендер занимает почетное место в музее «Дорога жизни» на Ладожском озере.

Память о мужестве и стойкости адмиралтейцев бережно хранится и передается новым поколениям корабелов. На Пискаревском мемориальном кладбище установлена памятная плита, посвященная погибшим в годы войны работникам верфей. Каждый год 9 мая и 27 января, в Ленинградский День Победы, на заводской площади у мемориалов Славы проходят торжественные митинги. Для предприятия это не просто дань традиции, это почетное право почувствовать свою причастность к подвигу тех, кто прославил имя Адмиралтейских верфей.

Публикация подготовлена отделом по связям с общественностью Адмиралтейских верфей

И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!
И вместе выжили. И встретили победу!