Срок работы пробной версии продукта истек. Через две недели этот сайт полностью прекратит свою работу. Вы можете купить полнофункциональную версию продукта на сайте www.1c-bitrix.ru. Школа под парусами

Первый юбилей

Школа под парусами

Парусникам еще не время отправляться в музей, это не эффектный антиквариат, а вполне функциональное судно – экологичное, энергосберегающее и спортивное, – считает капитан барка «Седов» Евгений Ромашкин. В своем интервью он рассказал, как сохранить уникальную морскую культуру, научиться смотреть в бинокль и видеть будущее

Четырехмачтовый барк «Седов» был построен в 1921 году на верфи Круппа в Киле. За свою долгую жизнь он сменил несколько хозяев и имен. Первый владелец Карл Виннен назвал его в честь своей дочери – «Магдалена Виннен II».

В 1936 году барк купила судоходная компания «Норддойчер Ллойд» и, оборудовав его кубриками на 70 кадетов, стала использовать как грузовое и учебное судно. В это время парусник назывался «Коммодор Йонсен». После Второй мировой войны барк передали СССР и тот получил имя «Седов» – в честь полярного исследователя Георгия Яковлевича Седова. С января 1946 года «Седов» стал преимущественно учебным судном.

В 1991 году барк отдали Мурманскому государственному техническому университету, а в 2017 году он сменил порт приписки на Калининград.

О том, как сегодня живет и ходит по морю легендарный парусник, мы поговорили с его капитаном Евгением Ромашкиным.

Евгений Николаевич, география ваших экспедиций весьма обширна. Какие у вас ближайшие планы?

– Уже много лет планы-графики парусников верстаются на основе заблаговременно полученных приглашений на европейские морские фестивали, праздники и международные регаты. Посещение любого порта таким масштабным парусником, как наш, – всегда праздник, а если их собирается несколько – это привлекает внимание десятков тысяч туристов. Сегодня невозможно представить фестивали «Сейл Амстердам», «Ганза сейл», дни порта Гамбург или Кильскую неделю без российских парусных великанов.

В последние годы в мире интерес к парусникам только растет, и такие исторические суда, как «Седов» и «Крузенштерн», полностью оправдывают свое звание барков-музеев – их палубы посещают тысячи гостей. Жителям всех континентов интересно, как эти суда устроены, как они работали раньше и как продолжают воспитание будущих поколений моряков.

Поскольку подобные парусники строились как трансокеанические грузовики, то и сегодня география наших плаваний не ограничивается отдельным районом или морским бассейном – все зависит от планов, которые подсказывает сама жизнь. Например, десять лет назад наш учредитель Росрыболовство запланировал отметить 90-летие образования рыбной промышленности и 60-летие первой сельдяной экспедиции. Мы решили повторить исторический маршрут в про­мысловый район – Северную Атлантику. Тогда, зная, что мы в этот период будем у берегов Северной Америки, Олимпийский комитет России предложил нам поддержать национальную команду на зимней Олимпиаде в Ванкувере. Мы совместили два этих ярких события в одной экспедиции 2009–2010 года.

В планах на ближайшее время – подготовка барков к плаваниям, посвященным 200-летию открытия Антарктиды экспедициями Лазарева и Беллинсгаузена. Хочется напомнить миру, что открытие самого молодого континента планеты было совершено русскими мореплавателями именно на парусных судах. И хотя это не будут плавания в саму Антарктиду, парусники символично встретятся в районе Южной Атлантики, максимально приблизившись к маршруту своих героических предшественников.

Сегодня такое судно все-таки экзотика, и многие воспринимают парусники как арт-объекты или музейные экспонаты. Но ведь это не так? Расскажите, пожалуйста, о технических возможностях «Седова».

– Парусник далеко не экзотика, просто в России в силу многих причин яхтинг воспринимается занятием исключительно богатых людей, а спортивный парусный спорт распространен мало. На самом деле вода – самый демократичный способ сблизиться с природой, и совсем не важно, какого размера лодка есть у семьи, большая или маленькая: ветер и волна бесплатны для всех! Подтверждением тому служат многотысячные парусные фестивали, когда на воду спускаются самые разные плавательные средства. У нас есть партнерские программы, нацеленные на развитие в разных регионах России детского парусного спорта и парусных клубов. Пусть не быстро, но эта работа принесет свои плоды. В России столько водоемов, озер и рек, это настоящее богатство! А плавание – досуг, развивающий силу, ловкость, знания, тягу к путешествиям по родному краю, спортивную рыбалку, культуру отдыха – все, что очень нужно молодежи, людям, выбирающим здоровый образ жизни.

«Седов» не просто очень большое парусное судно, хотя даже сама возможность полного автономного плавания с экипажем более чем 220 человек в период около трех недель говорит сама за себя. Не побывав с нами на морском переходе, довольно сложно представить, как живет барк – плавучий город со своей пекарней, фабрикой четырехразового горячего питания, амбулаторией, прачечной, парусной мастерской, музеем, походной часовней и многим другим. Но главное для наставников барка – это жизнь курсантов, их занятия, внеучебные мероприятия, экскурсии в портах и знакомства с самыми разными людьми, творчество и самодеятельность, да и взросление, которое проходит в рейсе на глазах. Вот что такое наш парусник!

Парусники играли большую роль в морских исследованиях. Есть ли в биографии «Седова» такие страницы?

– Парусники удобны для морских исследований прежде всего тем, что не имеют вибраций и шумов. Это устойчивая платформа для чувствительной техники, идеально подходящая для изучения обитателей морей и самой водной стихии.

Как и «Крузенштерн», «Седов» имеет в своей истории десятилетия службы в качестве океанографического судна в составе Атлантической экспедиционной группы судов ВМФ СССР. В 60-е годы, когда началось масштабное освоение Мирового океана, по программам Академии наук СССР на парусниках проводились подробные гидрологические, гидрохимические, метеорологические и геологические исследования морского дна, животных и растений, исследования магнитных и электрических полей земной коры, глубинных течений периферии Гольфстрима. Многие исследования отличались не только новизной, но и масштабом. До этих экспедиций еще не было изучено влияние Мирового океана на климат Земли, не была ясна система циркуляции водных масс, не было данных по геологии морского дна. Даже феномен возникновения гигантских океанских волн не имел тогда научного обоснования. Вот на что способны парусники и сейчас.

«Седов» используется и как учебное судно?

– Наименование «учебный» в категории судна отнюдь не случайно. Это сегодня главная работа «Седова», все остальное вторично. Именно для прохождения первой плавательной практики курсантов морских специальностей учебных заведений Росрыболовства барк ходит в экспедиции, участвует в регатах и совершает свои мемориальные плавания. Во время учебных рейсов курсанты не только продолжают занятия по программам своих учебных заведений, но и под руководством судовых специалистов овладевают практическими навыками будущих профессий, несут дежурные вахты, посильно поддерживают жизнеобеспечение парусника. Это, как мы говорим, «школа под парусами», дающая самое точное представление о поведении судна на воде, волне, под ветром, в противостоянии стихии…

Во всем мире прохождение практики на паруснике считается фундаментальным морским образованием и очень престижно. Члены постоянного экипажа стараются подготовить молодого моряка не только к профессии, но и к реальной самостоятельной жизни. Ведь люди, работающие в море, как правило, умеют и себя обслужить, и создать вокруг обжитое пространство. Это очень ценно для молодежи. Кроме того, важно понять, по силам ли тебе эта профессия, правильно ли ты сделал свой жизненный выбор. Конечно, в будущем курсанты придут на современный флот, но практика на паруснике – очень важный этап в морской карьере, ведь он формирует личность, здесь и романтика, и здоровый психологический климат в коллективе. Наставничество на паруснике – это не педагогическая теория, а система передачи дорого приобретенного опыта.

Во всем мире прохождение практики на паруснике считается фундаментальным морским образованием и очень престижно

Как вы считаете, нужно ли расширять российский парусный флот – строить новые, современные парусники?

– Парусников – не только учебных – до обидного немного. Ведь на парусниках, как нигде, прекрасно сохраняется наша национальная морская культура, так мало известная сухопутному населению. Сегодня строятся в основном спортивные яхты, развлекательные суда, а для других целей проектов практически не существует: нет спроса ни у судовладельцев, ни у промышленников. А жаль!

Как ни странно, когда о парусе говорят как об устаревшем движителе, упускают из вида, что в XXI веке именно в силу развития инновационных материалов, экологии и энергосбережения за парусом большое будущее: это экологично, незатратно, спортивно, а при применении новых технологий в судостроении и дизайне строительство новых парусников становится очень прогрессивным проектом. Стать музейными экспонатами наши парусники всегда успеют – мы же работаем на то, чтобы они жили на воде как можно дольше!

Расскажите об интересных историях, случавшихся с вами в море.

– С тех пор как в 1999 году мне довелось попасть курсантом судоводительского факультета Балтийской академии рыбопромыслового флота на плавательную практику на учебном паруснике «Крузенштерн», событий, как интересных, так и сложных, значительных и не очень, опасных, а иногда смешных и поучительных, было, конечно же, много. Что-то остается в памяти, что-то забывается. Чтобы ответить на ваш вопрос, мне достаточно открыть свои дневники и зачитать любую запись за прошедшие двадцать лет. Но сегодня я расскажу историю про бинокль.

В 2000 году капитан Геннадий Васильевич Коломенский – человек эпический, личность огромного масштаба, сделавший наши парусники известными во всем мире, азартный гонщик (он выигрывал множество регат, и все модернизации «Крузенштерна» – исключительно его заслуги), был приглашен в Бостоне на награждение по итогам регаты.

Информация была получена от офицера связи, закрепленного за «Крузенштерном»: представителю судна нужно было выйти на сцену четыре или пять раз и получить призы в разных номинациях. Наш руководитель практики получил задание найти для этого курсанта-отличника, наглаженного, постриженного и, соответственно, без взысканий и замечаний. Фактически за секунды такой был найден. Подходил по всем критериям: и спортсмен и все вышеперечисленное… но Геннадий Васильевич неожиданно сказал: «Он очень высокий, надо кого-нибудь пониже. Вот есть у вас такой, поменьше, темненький с 1-й грот-мачты, вот он подойдет!» У меня были секунды на переодевание, но форма всегда поддерживается на уровне, поэтому уже через час мы по приглашению выходили на сцену получать призы и подарки. Одним из них был бинокль, который через много лет, в 2012 году, капитан Коломенский подарил мне на день рождения вместе с пожеланием: «Смотреть в бинокль надо уметь не только вперед». Именно тогда я действительно понял, как надо смотреть в бинокль: в будущее и в прошлое, а не только вперед по носу и назад по корме.

 

Школа под парусами
Школа под парусами
Школа под парусами
Школа под парусами
Школа под парусами
Школа под парусами