Первый юбилей

Введение в историю изобретения

Леонид Бородихин
Ветеран АО «ПО» «Севмаш», кавалер медалей имени академиков В.П. Макеева и Н.А. Семихатова

В воспоминаниях выдающихся людей период зарождения идей, их созревания, к сожалению, часто опускается. Неудивительно, что у нынешних корабелов Севмаша и у ветеранов остается не совсем полное представление о том, как и когда родилась у нас атомная техника для подводных лодок. Ведь атомная подводная лодка не появилась в одно мгновение, этому предшествовали определенные события, предыстория

В 1983 году на Севмаш предприятии открыли памятник первостроителям атомной подводной лодки «Ленинский комсомол» – знак благодарности беспримерному самоотверженному и творческому труду многих тысяч советских людей, объединенных единой целью создания уникального корабля современности – одного из рукотворных чудес XX века. Это памятник выдающимся ученым страны, корифеям науки, академикам Игорю Курчатову, Анатолию Александрову и Николаю Доллежалю, а также выдающемуся проектанту, главному конструктору первого атомохода Владимиру Перегудову. Александрову удалось лучше всего выразить то, что совершил главный конструктор первого атомохода. В поздравительной телеграмме, направленной Перегудову в день шестидесятилетия, он написал: «Ваше имя войдет в историю техники нашей Родины как имя человека, совершившего крупнейший технический переворот в судостроении, по значению такой же, как переход от парусных кораблей к паровым. Редко кому в жизни удается даже одно дело такого масштаба».

Это памятник и выдающемуся разработчику и изготовителю оборудования ядерной энергетической установки первой в стране атомной подлодки Генриху Гасанову и легендарному директору Севмашпредприятия Евгению Егорову.

Задача со всеми неизвестными

В своей книге «Творцы ядерного века» академик Доллежаль, бывший главным конструктором атомного реактора на первых подводных лодках проектов 627, 627А, говорит, что вскоре после опытного взрыва первой атомной бомбы 29 августа 1949 года под Семипалатинском, Игорь Курчатов начал настойчиво обсуждать с близкими ему сотрудниками и соратниками вопрос о том, как же все-таки приостановить дальнейший рост разрушительной мощи атомной энергии и направить ее в русло, полезное для человечества. Разговоры велись о самых разных направлениях: и о тепловозах, движимых энергией тепла, возникающего в процессе деления ядер урана, и о самолетах. Но наиболее пристальное внимание уделялось электростанциям и кораблям. Причем проблем, касающихся возможности создания атомной электростанции, было намного меньше, они не казались столь трудными ни для физиков, ни для инженеров и быстро превратились в конкретную задачу: построить опытную электростанцию. Так оно и случилось. Первая в мире атомная электростанция была построена и пущена в 1954 году. Но зародилась идея ее создания гораздо раньше – в 1949 году.

Академик Доллежаль вспоминает: «Что касается флота, здесь все было гораздо сложнее. Никто из участников создания ядерной энергетической установки не имел отношения к флоту. Для них все было неизвестным. И, помню, Игорь Васильевич часто по телефону обзванивал знакомых адмиралов, кораблестроителей и спрашивал, какая нужна мощность, каковы могут быть допустимые масса энергетической установки, ее габариты и т.д. – все это его чрезвычайно волновало. Но приступить к созданию чего-либо конкретного пока не представлялось возможным. Неоднократно вопрос о том, не начать ли разработку этой проблемы на государственном уровне, в условиях должного финансирования, организации соответствующих групп, поднимался перед ближайшим начальством. Но всякий раз ответ был: «Пока не время, подождем». Но мысль о том, что нужно применить атомную энергетическую установку на подводной лодке, будоражила умы физиков».

Никто из создателей ядерной энергоустановки для первой АПЛ не имел отношения к флоту

И вот в сентябре 1952 года вышло постановление правительства о незамедлительной организации работ по созданию подводной лодки с энергетической установкой. Решение Сталина последовало несколько недель спустя после секретного совещания с академиком Александровым. В свою очередь, встреча эта была результатом письма, которое Курчатов и Александров писали генеральному секретарю. В письме они просили поддержки в исследованиях по созданию принципиально новой подводной лодки. 9 сентября 1952 года по указанию Сталина правительство подготовило постановление о ее создании. Сталин подписал его через три дня.

В этом постановлении говорилось, что научным руководителем работ по решению этой задачи назначается академик Александров, а его заместителем – физик Дмитрий Блохинцев. Главным конструктором лодки стал Владимир Перегудов, в то время заместитель директора ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова, а главным конструктором атомной энергетической установки – Николай Доллежаль. Общее руководство возлагалось на заместителя председателя Совета министров СССР и одновременно министра судостроительной промышленности Вячеслава Малышева.

Трое в лодке

Главный вопрос, который тогда возник, заключался в том, каким должен быть реактор. Да и других вопросов было много – все было ново. И тогда собрались трое: конструктор Владимир Перегудов, начальник специального конструкторского бюро котлостроения на Балтийском заводе Генрих Гасанов, которого академик Александров называл «железным Генрихом», а также главный конструктор атомного реактора Николай Доллежаль. Втроем они стали чертить, считать и размышлять. Безусловно, случались противоречия. В их преодолении и рождалось то, что в конце концов превратилось в ядерную энергетическую установку для первой атомной подводной лодки. В результате поисков пришли к выводу, что можно создать подводную лодку водоизмещением около 3000 тонн с атомной энергетической установкой такой мощности, чтобы развивать скорость подводного хода до 30 узлов. Именно эти цифры легли в основу разработки всех элементов первой атомной подводной лодки.

Может показаться удивительным, что три человека, прежде никогда не имевшие дела с атомными подводными лодками, собрались в одной комнате, для того чтобы решить столь сложный вопрос. Я думаю, это можно объяснить тем, что каждый из них был специалистом в своей области, а вместе они были увлечены одной общей идеей.

Перегудов, блестящий инженер и математик, окончивший в 1930 году Военно-морскую академию, обладал великолепной инженерной интуицией и богатым опытом создания «традиционных» подводных лодок, хорошо видел конструкцию корабля в целом, необходимые соотношения между его компонентами и влияние на них будущей ядерной энергетической установки.

Доллежаль до этого никакого представления о лодке не имел, зато хорошо знал реакторную технику, был главным конструктором реактора на атомной станции в Обнинске, пущенной в 1954 году.

Гасанов тоже не имел отношения к подводным лодкам, он создавал паровые котлы для надводных кораблей, но отлично знал паровую технику.

Эти три человека совместными усилиями и предложили проект первой атомной подводной лодки.

Энергия сомнения

Говоря о предыстории создания первой атомной подводной лодки, надо сказать, что теплофизические процессы, протекающие в активной зоне реактора, для атомной субмарины проекта 627 исследовались на экспериментальном стенде в Обнинске.

Из воспоминаний Доллежаля следует, что во время одного из посещений этого стенда Курчатов обратил его внимание на то, что полученные результаты не совсем соответствуют расчетным. Это очень взволновало Игоря Васильевича, хотя непосредственно созданием реактора руководил не он. Курчатов порекомендовал Доллежалю еще раз проанализировать теплогидравлическую систему реактора. Оказалось, дело в том, что скорость прохождения воды в тепловыделяющих сборках реактора не гарантировала исключения кризиса теплообмена в отдельных точках, то есть не в полной мере удовлетворяла условиям нормального прохождения процессов теплообмена. Проведенный анализ проблемы показал, что необходимо изменить скорость протекания воды в активной зоне. В это время реактор уже начал строиться на горьковском заводе №92, а на заводе №12 в Электростали приступили к производству элементов активной зоны. Одним словом, момент для изменения конструкции реактора был самый неподходящий.

Кроме того, многие авторы проекта реактора полагали, что его можно не переделывать, поскольку условия теплообмена можно считать допустимыми, хоть те и были на пределе. Возник спор: исправлять ситуацию или нет. Институт, которым руководил Доллежаль, придерживался точки зрения о необходимости переделки. Курчатов, Александров, а с ними и Малышев поддержали это предложение, и в очень короткий срок конструкция реактора была изменена.

Вот так закончился 1954 год, год предыстории, и начался 1955-й – год истории строительства первой атомной подводной лодки в Советском Союзе.

Введение в историю изобретения
Введение в историю изобретения
Введение в историю изобретения
Введение в историю изобретения