Первый юбилей

Новая жизнь легендарных кораблей

Светлана Сивкова
Генеральный директор Музея Мирового океана, заместитель председателя межведомственной комиссии по морскому наследию Морской коллегии при Правительстве Российской Федерации, лауреат Государственной премии РФ

Для большинства стран морские музеи – своеобразный символ, позволяющий заявить о себе как о морской державе. Сегодня в мире их насчитывается около двухсот. К сожалению, в России, имеющей выходы к Атлантическому, Тихому, Северному Ледовитому океанам и к многочисленным морям, до 1990 года комплексного морского музея не было. Но все изменилось в начале 90-х, когда в Калининграде был образован Музей Мирового океана

Место расположения музейного комплекса оказалось знаковым. В эпоху старого Кенигсберга здесь находилось здание судоходной компании «Посейдон», мастерские по пошиву парусов, портовые склады, консульства различных стран и т.д. На территорию старого порта любил приходить Иммануил Кант. Он гулял по мощеной набережной и наблюдал за кораблями…

В 1945 году английская авиация стерла с лица земли центр города, от былых причалов и портовых сооружений остались одни воспоминания. Пожалуй, еще двадцать лет назад мало кто мог подумать, что вскоре здесь появится излюбленное место отдыха калининградцев и гостей столицы Янтарного края.

За 28 лет своей деятельности Музей Мирового океана сумел преобразить эту заброшенную территорию и создать уникальную культурную среду – единственную в России, да, пожалуй, и в мире, Набережную исторического флота, протянувшуюся на два километра.

Здесь под открытым небом представлена обширная коллекция, постоянно пополняющаяся новыми экспонатами: якоря, гидрологические буи, шлюпки, мачты, суда, подводные обитаемые аппараты и многое другое. Но главное – это, конечно, корабли, каждый из которых стал архитектурной составляющей города.

Эпоха «Витязя»

А начиналась набережная с легендарного научно-исследовательского судна «Витязь». Пожалуй, самый знаменитый корабль науки ХХ столетия. На его борту сформировалась отечественная школа океанологии, с него была впервые измерена глубина Марианской впадины, по его палубам прогуливались Тур Хейердал и Жак Ив Кусто. Судно, давшее название целой научной эпохе, стало началом Набережной исторического флота. А ведь его судьба могла сложиться и по-другому.

Построенное в 1939 году на верфи немецкого Бремерхафена по заказу судоходной компании «Нептун» в качестве грузопассажирского судна, оно предназначалось для перевозки фруктов из южных стран в Германию. Но Вторая мировая война внесла свои коррективы. «Марс» (именно так назывался корабль в те годы) возил целлюлозу из Скандинавии, а затем стал военным госпиталем на 600 мест. Последний рейс судно совершило 13 апреля 1945 года.

Закончилась война, и по репарации судно оказалось в Великобритании с новым названием «Вперед, Империя». Портом приписки стал Ливерпуль, но оно находилось там меньше года, после чего было передано СССР и стояло в Ленинграде.Только что организованному Институту океанологии АН СССР потребовалось научное океанское судно. Выбор пал на «Вперед, Империя». В период с 1949 по 1979 год судно, получившее имя «Витязь», совершило 65 экспедиций, оставив за бортом более 800 000 пройденных морских миль, 7943 научных станции, открытия, заходы в экзотические страны, встречи с интересными людьми. Это время в мировой океанологии называют эпохой «Витязя».

Свой последний научный рейс «Витязь» завершил в Калининграде в 1979 году. Более десяти лет он «умирал», постепенно превращаясь в груду металлолома. Легендарный корабль спасла группа энтузиастов. «Витязь», в возрождение которого не верили даже немецкие специалисты, в 1994 году вошел в акваторию реки Преголи и ошвартовался у музейного причала, положив тем самым начало созданию целой набережной кораблей. Сегодня экскурсии по научно-исследовательскому судну «Витязь» – это потрясающая возможность проследить пути Христофора Колумба и Васко да Гама, Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского, Александра Колчака и Умберто Нобеле, побывать в машинном отделении, спуститься в трюмы и увидеть глубоководные лебедки с металлическим тросом длиной в 11 километров.

Почти за три десятка лет к «Витязю» присоединились подводная лодка Б-413, средний рыболовный траулер СРТ-129, судно космической связи «Космонавт Виктор Пацаев». Ледокол «Красин», филиал музея в Санкт-Петербурге, соединил самый западный регион России с Северной столицей, продлив набережную на тысячу километров. А в 2017 году у музейного причала ошвартовался последний обитаемый плавучий маяк страны – «Ирбенский». Его история чем-то напоминает историю «Витязя». Годы славы, потом годы забвения. Но в обоих случаях спасти уникальные корабли помогли друзья, без которых, наверное, музей не смог бы так стремительно развиваться и вырасти в культурный комплекс мирового уровня.

Музейная жизнь «Витязя» насчитывает уже почти три десятилетия, а корабельная – близится к восьмидесяти: юбилей отпразднуем в 2019 году.

Впереди у судна докование. «Витязь» вновь снимется с якоря и  отправится на судоремонтный завод. Большую помощь в этом оказывает Объединенная судостроительная корпорация. Реализовать совместный проект предстоит уже в 2019 году, так что подготовительные работы идут полным ходом.

Луч света над Ирбенским проливом

Еще об одном нашем экспонате хочется рассказать подробнее. Может, потому, что он недавно стал музейным объектом, а может, потому, что как к «последнему ребенку» к нему особенное отношение.

В Калининград маяк «Ирбенский» пришел в 2017 году, в ночь на 30 июня, и ошвартовался у музейного причала. Впервые за десять лет он вышел в открытое море. А ведь еще несколько лет назад были опасения, что он и вовсе пойдет на металлолом. «Ирбенский» стал последним построенным в мире обитаемым плавучим маяком. Длина судна составила 43,4 м, водоизмещение в полном грузу – 672 т. Его конструкция вобрала в себя весь накопленный опыт строительства и эксплуатации светящих судов. Особое внимание уделялось автономности, безопасности и комфорту службы на судне, которому суждено было проводить по восемь-девять месяцев в холодной и капризной Балтике, в значительном удалении от берега и порта.

Впервые плавучий маяк был выставлен на позицию с 2 августа 1962 года по 19 января 1963 года. С 5 мая 1963 года маяк установили на постоянной основе. Точное место установки маяка определялось по двум смежным углам между тремя точками: маяками Сырве, Микельбака и Овиши.

Двадцать четыре года службы «Ирбенского» на банке Михайловская прошли относительно спокойно. Маяк ежегодно выставлялся в апреле-мае и снимался в январе-феврале, в зависимости от ледовой обстановки. В несезон маячное судно проходило текущий ремонт в Вентспилсе или Лиепае. Значительных происшествий было два: в ноябре 1969 года маяк был сорван с якоря ураганом, а в январе 1983 года у него была обломана кормовая мачта. С постройкой в 1985 году стационарного маяка «Ирбенский» на гидротехническом основании потребность в плавучем маяке отпала, и «Ирбенский», закончив навигацию 1986/87 года, встал в Лиепае на двухлетний ремонт.

За 28 лет своей работы Музей Мирового океана сумел создать уникальную культурную среду

Новой позицией для плавучего маяка, переименованного в «Вентспилсский», стало начало фарватера, ведущего к порту Вентспилс. Однако за две навигации, с 1989 по 1991 год, плавмаяк оказался четырежды сорван с якоря и был заменен приемным буем ледового класса.

По воспоминаниям служившего на «Ирбенском» с 1977 по 1985 год начальника 110-го участка Гидрографической службы Краснознаменного Балтийского флота Аркадия Темина, будни на плавучем маяке протекали достаточно однообразно, а самой захватывающей стала история его эвакуации в 1994 году из Латвии на базу флота в Балтийск и далее в Санкт-Петербург.

У причальной стенки Ломоносовской гавани Кронштадта плавучий маяк «Ирбенский» прослужит гидрографическому ведомству российского флота еще 15 лет в качестве штабного судна дивизиона гидрографических судов.

К 2008 году часть оборудования на маяке была уже снята, но дела на судне шли своим чередом: на капитанском столе горкой лежали бумаги, по тамбурам ходили люди, на камбузе готовился обед для экипажа. Спустя несколько месяцев ушел из жизни капитан «Ирбенского», а следом жизнь покинула и сам плавучий маяк. Вскоре он был выведен из состава Балтийского флота и оказался на аукционе в качестве лома черного металла.

Мы впервые услышали о плавмаяке «Ирбенский» на международной научно-практической конференции «Морское наследие России» в 2010 году. Мэр Ломоносова рассказал, что маяк находится у них в заброшенном состоянии. Тогда город морской славы Кронштадт заявил, что хочет взять его себе. Прошло долгих пять лет, но вопрос так и не был решен: не нашлось места у причала ни в Санкт-Петербурге, ни в Ломоносове, ни в Кронштадте. Все понимали, что судно скоро вообще нельзя будет восстановить. На тот момент у него уже был крен, образовались течи, дыры. С каждым годом покинутый и обесточенный маяк ветшал и разорялся. Внезапная медийность и внимание общественности спасли неприметное судно от распила «на иголки», но впереди было главное: поиск «Ирбенскому» новых хозяев, которые имели бы мужество пройти семь кругов ада отечественной бюрократии и добиться в итоге сохранения последнего в стране плавучего маяка для потомков.

После нескольких лет утомительной межведомственной переписки благодаря активной позиции комиссии по морскому наследию Морской коллегии при Правительстве России удалось наконец-таки определиться с дальнейшей судьбой судна. Новой семьей для «Ирбенского» стал Музей Мирового океана, имеющий большой опыт реставрации и экспонирования уникальных кораблей в Калининграде и Санкт-Петербурге. Музей добился передачи судна от Министерства обороны, включения «Ирбенского» в состав объектов морского наследия России и выделения средств на доковый ремонт. В конце октября 2017 года плавмаяк «Ирбенский», пришвартованный к двум буксирам, был переведен на доковый ремонт в Кронштадтский морской завод.

«Вот гвоздь и молоток»

На заводе судно поставили в док – корпус заварили и покрасили. На сварку и монтаж всех внутренних помещений денег уже не было. Тогда команда из Калининграда поняла, что это нужно делать своими руками. В общей сложности благодаря такому решению сэкономили полтора миллиона рублей.

На маяке работали всего несколько человек: заместитель генерального директора Музея Мирового океана по флоту Алексей Шуткин, капитан с большим стажем и опытом работы на кораблях-музеях Борис Пресняков, раньше возглавлявший экипаж ледокола «Красин», два матроса и я.

Уборку делали в полной экипировке – в масках и перчатках, но и это не помогло. Мы все чесались, потому что кругом была стекловата. Когда уходили из Кронштадта, все двери нужно было запенить, все зашпаклевать – таковы требования. Мы каждый день покупали баллоны с монтажной пеной. Перед предстоящей буксировкой все оборудование нужно было закрепить по-штормовому. Я помню, как в последний момент увидела старое драное кресло. Выбросить жалко. Тогда кто-то скомандовал: «Вот гвоздь, молоток – прибиваем!»

В конце июня погода начала меняться. Мы понимали, что промедлим с началом буксировки в Калининград на день-два – попадем в шторм. Рано утром 25 июня 2017 года вышли, теперь уже выдохнув полной грудью.

В ночь с 29 на 30 июня «Ирбенский» на буксире прибыл в Калининград и ошвартовался у причала Музея Мирового океана. Привести «Ирбенский» к новому месту службы помогла Объединенная судостроительная корпорация, ставшая надежным помощником и другом музея.

Обширную коллекцию под открытым небом постоянно пополняют новые экспонаты

В век развития технологий связи и навигации многие маяки были закрыты и уничтожены, а ведь они неотъемлемая часть истории освоения русских морей, их потеря сравнима с исчезновением важной главы нашего прошлого. Вот почему так важно сохранить последний существующий в России плавучий маяк, привлечь внимание общества к истории исчезающей профессии маячника, к исчезающим техническим сооружениям такого типа – памятникам техники и культуры.

Поскольку плавучий маяк «Ирбенский», который строился по заказу Советского Союза на верфях Финляндии, при спуске на воду не проходил отмененную тогда флотскую традицию освящения и крещения судна, руководство Музея Мирового океана приняло решение провести такую церемонию. В июле 2017 года представитель Калининградской епархии РПЦ отец Давид освятил судно, а президент благотворительного фонда «ЛУКОЙЛ» Нелли Алекперова стала его крестной матерью. Таким образом, плавучий маяк «Ирбенский» занял достойное место у Набережной исторического флота Музея Мирового океана. Началась новая страница в биографии судна, его новая бессменная вахта.

У Музея Мирового океана есть много идей по поводу того, каким будет плавучий маяк «Ирбенский». Он оживает. На нем уже восстановлены камбуз, кают-компания, ходовая, маячная и радиорубка. В скором времени должны ожить и каюты, где смогут останавливаться гости – гидрографы, ученые-океанологи. Посетители смогут полюбоваться на отреставрированный лоцманский катер, установленный на судне. Приведут музейщики в порядок и навигационную рубку, и метеорологическую лабораторию, как уже восстановили облик роскошного грибовидного якоря, который некогда украшал нос судна. И конечно, сам маяк.

Сохранилась маячная линза. Сегодня на корабле горит маленькая лампочка, мы поставили ее в День города. Протащили туда кабель, поставили, зажгли, чтобы горожане понимали, что это светится новый символ города и региона. Восстановим и наутофон, расположенный на второй мачте, который во время тумана гудел низким красивым звуком. Наш маяк должен жить! 

Новая жизнь легендарных кораблей
Новая жизнь легендарных кораблей
Новая жизнь легендарных кораблей
Новая жизнь легендарных кораблей
Новая жизнь легендарных кораблей
Новая жизнь легендарных кораблей