Первый юбилей

Испытание войной

Николай Скрицкий, российский писатель, публицист, историк

В одном из предыдущих номеров нашего журнала рассказывалось о строительстве броненосцев для русского флота в конце XIX – начале XX века

Однако параллельно с броненосными строили и бронепалубные крейсеры и миноносцы

Первой во Франции построили крейсер-яхту «Светлана» для генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Второй крейсер-яхтой стал «Алмаз», который предполагалось использовать в Тихом океане. Оба крейсера получили вооружение из мелких пушек, но их боевая ценность оказалась невелика.

Борцы и разведчики

В 1896 году на Галерном островке были заложены крейсеры «Диана» и «Паллада», предназначенные для борьбы с неприятельским судоходством; вслед за ними в Новом адмиралтействе начали строить крейсер «Аврора» того же типа. По указанию управляющего Морским министерством при постройке «Авроры» не следовало делать отступлений в конструкции от двух предшествующих крейсеров. Таким образом, появилась первая серия однотипных кораблей. «Диана» и «Паллада» были переведены на Дальний Восток и участвовали в обороне Порт-Артура. «Диана» после боя 28 июля прорвалась в Сайгон и была интернирована. «Паллада» погибла в Порт-Артуре. «Аврора» же участвовала в походе 2-й Тихоокеанской эскадры и после Цусимского сражения вместе с крейсерами «Олег» и «Жемчуг» ушла в Манилу.

Продолжая линию крейсеров для борьбы с судоходством и дальней разведки, флот заказал «Варяга», «Аскольда» и корабли типа «Богатырь».

«Варяг» был заказан американскому кораблестроителю Чарльзу Крампу в 1898 году и построен в США. На испытаниях скорость его превысила контрактную. Корабль был отправлен в Порт-Артур и прибыл туда в 1902 году. Неисправности машин обнаружились уже на переходе. В результате быстроходный крейсер мог уверенно держать скорость всего 14 узлов и лишь на краткое время – 20 узлов. В итоге к началу войны с Японией «Варяг» занимал пост стационера в корейском Чемульпо и геройски погиб в бою с японской эскадрой.

«Аскольд» был построен фирмой Germaniawerft в Киле. Его минусом стала недостаточная прочность – следствие желания получить контрактную скорость 23 узла. В частности, при стрельбе орудий появлялись повреждения корпуса. Однако у него было и преимущество – экономичность двигателей, проверенная на переходе до Тихого океана. Корабль участвовал в обороне Порт-Артура, после боя в Желтом море прорвался и был интернирован в Шанхае.

Крейсер «Богатырь» был построен также в Германии фирмой Vulcan. Проект, предусматривающий защиту всех основных 152-миллиметровых орудий и расположение четырех из них в башнях на носу и корме, при скорости 23 узла, был признан лучшим для постройки серии крейсеров на отечественных верфях. Морской технический комитет сделал по проекту свыше сотни замечаний. Но в ходе проектирования и постройки водоизмещение крейсера значительно увеличилось. Чтобы сократить перегрузку, пришлось уменьшить верхнее бронирование и опустить верхнюю палубу на 100 мм. Чтобы не осуществлять исправления по всем замечаниям, фирма торопилась с постройкой либо требовала за переделки дополнительную оплату. Крейсер вступил в строй в 1902 году. В ходе испытаний скорость превысила 23 узла, башенные установки выдержали 40 залпов. После доработки башенных установок в Кронштадте «Богатырь» перешел на Тихий океан и в составе Владивостокского отряда крейсеров участвовал в войне с Японией. 2 мая на камнях он получил такие повреждения, что не мог быть отремонтирован до конца войны.

Балтийский завод подготовил проект крейсера. Его вооружение составляли двенадцать 152-миллиметровых орудий в башнях, которые уже изготавливали для броненосцев. Но новые крейсеры для Балтики и Черного моря решили строить по чертежам «Богатыря». На Галерном островке начали строительство «Витязя», но он сгорел. Взамен на верфи Нового адмиралтейства построили крейсер «Олег». Тот успел присоединиться к 2-й Тихоокеанской эскадре и участвовал в Цусимском сражении, после чего ушел в Манилу и был интернирован.

Два других крейсера, «Очаков» и «Кагул», были построены для Черноморского флота в казенных адмиралтействах Севастополя и Николаева. Это был первый опыт постройки кораблей на черноморских верфях по иностранному проекту. Но тут вмешались революционные события. Крейсер «Очаков», над которым поднял флаг лейтенант Петр Шмидт, был расстрелян артиллерией правительственных войск. В 1909 году он вошел в состав Черноморского флота под названием «Кагул», тогда как второй крейсер вступил в строй под названием «Память Меркурия».

Посыльные крейсеры

Постройка крейсеров II ранга как посыльных судов также началась в 1898 году, с заказа германской фирме Schichau бронепалубного крейсера, названного «Новик». Корабль на испытаниях обеспечил скорость 25,08 узла. По этому образцу позднее были построены крейсеры «Жемчуг» и «Изумруд». Начало войны потребовало установить на них восемь 120-миллиметровых орудий вместо шести. «Новик» c самого начала участвовал в войне с Японией, после боя с крейсером «Цусима» он был затоплен. Два других крейсера прибыли на Тихий океан со 2-й Тихоокеанской эскадрой. Во время сдачи отряда Николая Небогатова после Цусимского сражения «Изумруд» вырвался из окружения, но потерпел аварию и был взорван. «Жемчуг» с группой крейсеров ушел на юг.

В Дании был построен крейсер II ранга «Боярин». Он имел десять водонепроницаемых переборок, благодаря чему оказался очень живучим. В начале войны крейсер подорвался на мине под Порт-Артуром, был оставлен экипажем, но держался на воде, пока не погиб при взрыве второй мины.

Несостоявшиеся разрушители

В те же годы Морское министерство, которое не устраивал миноносец «Анакрия» фирмы Schichau, заказало во Франции миноносец «Пёрнов». На испытаниях была получена скорость более 25 узлов. По этому образцу выдали заказы на балтийские и черноморские заводы. Но единая технология отработана не была, технологическая и контрагентская подготовки не проводились, и в итоге скорость миноносцев оказалась разной – у многих она не достигала и 20 узлов. Единственным вполне боеспособным вице-адмирал Степан Макаров признал построенный во Франции фирмой Norman малый миноносец «Сестрорецк». Всю же массу отечественных немореходных миноносцев после сравнительных испытаний в 1891 году на Черном море признали бесполезными.

С появлением в различных странах истребителей миноносцев (дестройеров) со значительным артиллерийским и торпедным вооружением и высокой скоростью в 1894 году Морское министерство заказало в Англии образец такого корабля. Эсминец «Сокол» на испытаниях показал скорость 29,77 узла. Однако попытки построить такие миноносцы с нефтяным отоплением на фирме Вильгельма Крейтона позволили получить бездымное горение при скорости не более 18,5 узла, и только с угольным питанием скорость превысила 27 узлов. Подобная ситуация сложилась при постройке миноносцев на Ижорском заводе. Миноносцы строили и на Невском заводе. Часть построенных кораблей отправляли по железной дороге на Дальний Восток. Там их собирали в Порт-Артуре. На Охтинской верфи фирмой Крейтона были построены четыре миноносца типа «Сокол», развивавшие скорость 26–27 узлов. Все они были переведены на Черноморский флот.

В России подводным кораблям начали уделять внимание только тогда, когда их постройку развернули за гe>

Параллельно строили и серию меньших миноносцев, причем с производственными недостатками, которые пришлось устранять уже в ходе эксплуатации. Мало того, в России по чертежам построенного во Франции корабля «Циклон» миноносцы строила фирма Крейтона в Або, на Охтинской верфи и на Невском заводе. Все они оказались непригодны для перехода на Дальний Восток в зимних условиях и были возвращены на Балтику, где служили посыльными судами и тральщиками до 1922 года.

Таким образом, вместо увеличения численности успешно освоенных миноносцев типа «Сокол» предприятиям пришлось строить несколько типов судов, мало пригодных для Тихого океана.

И далее, вместо того чтобы запустить в производство крупную серию миноносцев, их заказывали в России и за границей малыми сериями и даже одиночными экземплярами по разным проектам. Все это создавало трудности при постройке. Например, в 1898 году миноносцы заказывали немецкой фирме Schichau, британской Cammell Laird и французской Norman. С началом войны были продолжены заказы миноносцев за границей.

Параллельно на Невском судостроительном и механическом заводе на основе английского проекта «Ярроу» строили серию из десяти 350-тонных миноносцев, которые начинали называть эскадренными. Два из них с трудностями достигли Порт-Артура, семь после доработки вошли в состав 2-й Тихоокеанской эскадры, а десятый оставили для установки дизелей вместо паровых машин. Это была серия «Б», за которой последовали серии «Г» для Балтики, «Ж» и «З» – для Черного моря. Каждый из эсминцев серии имел название, начинающееся с серийной буквы. Большинство эсминцев, отправленных на Дальний Восток со 2-й Тихоокеанской эскадрой, погибли при Цусиме.

Уже имея опыт эксплуатации подобных судов, в процессе серийной постройки в конструкцию эсминцев вносили изменения. На Невском и Николаевском заводах учились строить серии. В 1901 году заводу Вильгельма Крейтона был выдан заказ на серию эсминцев типа «улучшенный «Сокол». Их строили на Охтинской верфи для отправки во Владивосток.

Несогласованные изменения

Так как Морское министерство не оказало достаточной поддержки отечественным создателям подводных лодок Ивану Александровскому и Степану Джевецкому, в России подводным кораблям начали уделять внимание только тогда, когда их постройку развернули за границей.

В 1900 году начала работу комиссия под председательством корабельного инженера Ивана Бубнова для сбора предложений по постройке отечественной подлодки. В 1903 году первая лодка «Дельфин» вошла в строй и до войны оставалась единственной, так как предложения заказать лодки за границей для подготовки экипажей не были поддержаны комитетом. В результате пришлось спешно заказывать лодки в стране и за рубежом, когда война уже разразилась.

В 1904 году были куплены первые подлодки американцев Джона Холланда и Саймона Лэйка, названные «Сом» и «Осетр». На верфи Фридриха Круппа в немецком Киле приобрели экспериментальную лодку водоизмещением 17 тонн с электродвижением. Подводные лодки, как и те, что были построены уже в годы войны, отправляли во Владивосток. Одно известие о появлении во Владивостоке подводных лодок заставило японцев опасаться, хотя реальной военной силы они не представляли.

Как на броненосцах, так и на крейсерах и на других классах кораблей постепенно вводили усовершенствования. Однако даже однотипные корабли заметно отличались друг от друга. Как и в предыдущий период, изменения вносили генерал-адмирал, управляющий Морским министерством, а также сотрудники Главного морского штаба, Морского ученого комитета, Морского технического комитета и Главного управления кораблестроения и снабжения. При этом все они имели равные права.

Японцы внимательно изучали конструкцию российских кораблей и российскую тактику. Потому результат Цусимского сражения был таким разгромным

Формально окончательные решения принимал император. Ни один из органов Морского министерства не отвечал за результаты. По-прежнему не имелось органа, который мог бы определить, какие типы кораблей и в каком количестве необходимо построить на разных морях, чтобы обеспечить выполнение военно-политических задач государства.

При постройке кораблей, особенно за границей, кораблестроители, наблюдающие за постройкой, нередко сталкивались с назначением командирами кораблей морских офицеров, не имеющих специальной подготовки.

Кроме того, следует отметить стремление органов Морского министерства к экономии средств, выделенных на судостроение по двадцатилетнему плану. Заказчики стремились вставить в корабли малого водоизмещения как можно больше вооружения, что приводило к постройке броненосцев, значительно уступавших в конструкции первому отечественному эскадренному броненосцу «Петр Великий». Последний стал прототипом многих броненосцев за границей, но не в России. В результате при доработке проектов в указанный предел водоизмещения помещали все большие грузы, что приводило к перегрузке и сказывалось на боевых качествах кораблей.

Наряду с казенной промышленностью в России возникали судостроительные предприятия, созданные частными компаниями. Опыт показал, что двадцатилетний план военного судостроения (1883–1903 гг.) обеспечивал постройку запланированных кораблей, хотя для того, чтобы новые предприятия освоили постройку качественных кораблей с современным оборудованием, требовалось время. Когда же было необходимо увеличить количество кораблей в связи с опасностью войны, приходилось заказывать их за границей. В результате только к концу ХIХ века все чаще удавалось строить корабли сериями, хотя и с разницей в конструкции из-за отсутствия единых взглядов на их типы.

Поиск начинается с потери

Если военное кораблестроение шло с оглядкой на то, что строят за границей, в торговом флоте смелее применяли новинки. В результате на Волге были построены первые в мире теплоходы. Развивалось производство двигателей внутреннего сгорания, которые в следующем периоде были широко востребованы.

К 1905 году в России было немало инженеров-кораблестроителей, которых готовили Военно-морская академия и Инженерное училище. Научно-исследовательские работы велись в опытовом бассейне, располагающем лабораторией механических испытаний, и в учебных заведениях. Алексей Крылов, Иван Бубнов и другие специалисты создавали основу расчетов корабля. Степан Макаров смог добиться принятия на практике проверки кораблей на непотопляемость. Но не всегда такая проверка проводилась правильно. Далеко не всегда решения, которые принимали в Морском техническом комитете и других органах Морского министерства, были верными. Временами в процесс вмешивалось высшее морское руководство, не считаясь с мнением специалистов-судостроителей. В результате появлялись броненосцы-крейсера, которые не могли сражаться в линии, а для борьбы с вражескими перевозками их не использовали.

Россия потерпела поражение на море от меньшего, но хорошо сбалансированного японского флота, состоявшего из соединений однотипных кораблей, построенных в основном на английских верфях. Преимущество японцев в качестве взрывчатки (шимоза) наложилось на недостатки наиболее современных российских кораблей, броня которых из-за перегрузки самих броненосцев и дополнительных запасов угля уходила под воду. Фугасные снаряды разрушали незащищенную часть борта, открывая путь воде и способствуя опрокидыванию. Японцы внимательно изучали конструкцию российских кораблей и российскую тактику. Потому результат Цусимского сражения был таким разгромным.

Поражение в Русско-японской войне 1904–1905 годов и потеря почти всех кораблей тихоокеанских эскадр вызвало недовольство не только рабочих и матросов. Передовые офицеры также выступили против недостатков морского управления. Потребовались значительные усилия, чтобы внести коренные изменения в управление Морским министерством и судостроением. В следующем периоде морской истории у опытных кораблестроителей, которых в России было немало, оказалось меньше проблем с Морским ведомством, а развитие промышленности позволяло строить все более современные корабли.

Испытание войной
Испытание войной
Испытание войной
Испытание войной
Испытание войной
Испытание войной