Эдуард Бобрицкий: «Оптимальный способ создания коллективного иммунитета – вакцинация»

Эдуард Бобрицкий: «Оптимальный способ создания коллективного иммунитета – вакцинация»

О самой насущной мировой проблеме 2020–2021 годов – пандемии коронавируса и о том, как ее решают на предприятиях общества, рассказывает директор департамента управления персоналом АО «ОСК» Эдуард Бобрицкий



ОСК: Вы уже больше года возглавляете штаб по борьбе с распространением COVID-19 на предприятиях ОСК. Какие результаты его работы вы считаете наиболее важными?

– С апреля прошлого года мы, конечно, уже научились работать в условиях пандемии. Год назад мы пытались понять, как нам организовывать смены на предприятиях, как работать в дистанционном режиме, сколько людей можно оставить в офисе, как общаться с подрядчиками, как ездить в командировки и принимать на предприятиях различные комиссии. Сейчас мы уже умеем все это неплохо организовывать.

Например, все наши подрядчики: и те, кто работает в цехах, и те, кто приезжает на монтаж оборудования, либо комиссии, приезжающие для каких-то проверок, – все они работают в соответствии с установленными требованиями к персональному составу, к наличию результатов тестов ПЦР с определенным сроком действия либо с документами, подтверждающими вакцинацию.

Напомню, что в прошлом году мы вынуждены были сажать приезжающих работать людей на двухнедельный карантин. Что касается наших работников, то за год мы выстроили систему постоянного тестирования – от нескольких раз в неделю до нескольких раз в месяц в зависимости от предприятия и остроты ситуации в регионе. Благодаря этой системе мы своевременно находим заболевших и оперативно ограничиваем их контакты, а также, конечно, рекомендуем им обратиться в лечебные учреждения. Эта информация стекается в штаб, анализируется. Мы еженедельно заполняем очень большую отчетную форму, которую ввел в свое время Минпромторг. За год мы ее существенно актуализировали, там есть информация и о проценте дистанционной работы, и о тяжести заболеваний у тех, кто болеет. Есть графа и об умерших – к сожалению, нашу корпорацию это тоже коснулось. В этом году добавились графы о вакцинации: сколько людей привито первой частью вакцины, сколько обеими. Предприятия нам очень дисциплинированно присылают все эти данные, и на конец недели у нас в штабе есть точная информация об эпидемиологической ситуации в периметре ОСК. А в Минпромторге, куда мы эту информацию передаем, соответственно есть сводные данные о ситуации во всей промышленности страны.


ОСК: Если вспоминать эти отчеты за год, какое время было самым тяжелым?

– Наверное, самые первые месяцы, когда необходимо было быстро выстроить систему коммуникаций. На предприятиях тогда еще не знали, кто должен за это отвечать, откуда брать информацию, куда ее вносить и так далее. Иногда приходилось ночами собирать информацию – с сорока с лишним предприятий, иногда просто по телефону. А куда было деваться, если в час ночи были звонки из Минпромторга, ставились новые задачи, в соответствии с которыми мы должны были собрать и отправлять информацию им к девяти утра?

Сейчас это регулярная деятельность, которая проходит практически всегда в рабочее время. Создана специализированная информационная система, куда загружаются все данные, и она работает. В соответствии с полученными от нас данными Минпромторг формирует рекомендации. Например, когда в начале лета снова начало расти количество заражений в Москве и Санкт-Петербурге, да и в других регионах, Минпромторг достаточно оперативно рекомендовал перейти на режим дистанционной работы для какого-то процента персонала предприятий.

Но при всем этом оборонно-промышленный комплекс должен выполнять свои обязательства перед заказчиками – как Министерством обороны, так и гражданскими заказчиками, поэтому офисы и административно-управленческий персонал мог перейти на частично дистанционную работу, а основные производственные рабочие, особенно занятые гособоронзаказом, нет. И они выходили в свои смены, работали – естественно, с соблюдением всех мер безопасности.


ОСК: По итогам года пандемии – как она сказалась на выполнении производственных задач?

– Слаженная работа руководства предприятий и корпорации и ответственное отношение работников к санитарным мерам привели к тому, что мы не почувствовали, что пандемия каким-то образом повлияла на исполнение заказов. Формулировок «мы не выполнили заказ из-за пандемии» у нас на текущий момент не было и нет. Да, приходилось разносить смены по времени: если раньше, к примеру, все приходили к восьми утра, то теперь люди стали приходить, допустим, с семи до десяти, чтобы не скапливаться на проходной. Где-то выделялось большее количество автобусов для доставки рабочих. Этими и похожими методами мы и избежали как роста заболеваемости, так и неисполнения заказов.


ОСК: Сейчас на федеральном уровне все чаще говорят об организации постковидной реабилитации. Что делается в этом направлении в ОСК?

– Я бы говорил о реабилитации не только после ковида, но и после перенесенных заболеваний вообще, а также о профилактике. Такая система существует десятилетия, это санатории и здравницы для работников и их детей. В прошлом году эта система практически стояла из-за эпидемиологических ограничений в регионах и люди в санатории не поехали. В этом году регионы открыты, все санатории снова работают в соответствии с новыми правилами и мы вернулись к широкому предоставлению путевок для оздоровления людей, как в 2018–2019 годах. Очевидно, что сейчас особенно востребованы те санатории, где предлагается лечение и реабилитация тех органов, которые особенно пострадали после ковида, например дыхательных. Те, кто переболел тяжело, обращались за путевками именно в такие здравницы, и мы, конечно, старались компенсировать им затраты из бюджета.


ОСК: Каким образом в периметре корпорации людей убеждают или стимулируют вакцинироваться?

– То, что нам нужно приобретать коллективный иммунитет, очевидно. Без него мы будем снова волна за волной переживать росты и спады заражений. То, что оптимальный способ создания коллективного иммунитета – вакцинация, доказано столетиями. Мы прекрасно знаем, как весь мир избавился от оспы: только за счет вакцинации. Многие другие заболевания – корь, полиомиелит и прочие – преодолены за счет вакцин, которые делаются в детстве и на всю жизнь. Поэтому нам надо отбросить все эти пересуды «надо» или «не надо» – очевидно, надо вакцинироваться.

И людей для этого, конечно, надо мотивировать или стимулировать вакцинироваться добровольно. Это лучше, чем требовать или запрещать выходить на работу без сертификата о вакцинации, собственно, трудовой кодекс не позволяет вводить такие ограничения. Государство тоже не принимало жестких мер в отношении предприятий оборонно-промышленного комплекса, в отличие от сферы обслуживания, пищевой и ряда других, где они были введены по понятным причинам.

На ряде предприятий мы пошли на предоставление оплачиваемого дня отдыха для работников, которые вакцинируются в определенный период времени. По отзывам многих, на следующий день после прививки человек может испытывать дискомфорт, слабость, у него может подниматься температура. В этот момент людям, конечно, лучше не на работу идти, а дома день отлежаться.

Кроме этого, мы организовывали выездную вакцинацию через наши медико-санитарные части (где они есть, например, на Севмаше, «Звездочке», Балтийском заводе) либо через федеральные учреждения, у которых имеется такая возможность. Например, работники КБ могли пройти этап вакцинации прямо в своем офисе в один день. Не везде это можно было сделать, например, в Москве таких бесплатных выездных бригад нет, но город в целом очень удобно организовал бесплатную вакцинацию в многочисленных торговых центрах, МФЦ и поликлиниках, так что в таких бригадах в столице нет особой необходимости. А вот в Санкт-Петербурге, наоборот, оптимальным методом вакцинации оказались как раз выездные бригады на предприятия и в офисы.


ОСК: Есть ли в корпорации планы по уровню вакцинации на предприятиях?

– Мы рекомендуем, чтобы 60% работников наших предприятий были вакцинированы к сентябрю.


ОСК: Когда, по-вашему, можно будет говорить о сформированном коллективном иммунитете и постпандемийном мире?

– В данном случае я могу высказывать только собственное субъективное мнение. Я слышал, что в мире сейчас разработано уже около 800 вакцин. Если год назад мы ждали первой, то теперь в одном только Китае их около сорока, есть и на Кубе своя вакцина, и во Вьетнаме. С каждым месяцем их будет становится больше, будет накапливаться опыт, компании и страны этим опытом будут обмениваться, и вакцины год от года будут становиться лучше. Мы пока еще не знаем, на какой срок та или иная вакцина эффективно защищает организм, но я думаю, что фармкомпании будут все-таки стремиться к таким решениям, которые бы работали как вакцины от многих страшных болезней: один укол в детском возрасте – и защита на всю жизнь. Возможно, к такому варианту наука придет не быстро, но развиваться она будет в этом направлении.


ОСК: Кого вы как руководитель штаба по борьбе с коронавирусом хотели бы особо отметить за этот год работы?

– Я бы хотел в первую очередь отметить свои службы по управлению персоналом. Основная нагрузка на предприятиях за последний год по этой теме легла на плечи заместителей директоров по персоналу – они занимались организацией всех мероприятий, связанных со сменностью, взаимодействием с больницами. Я благодарен тем, кто без каких-либо указаний от нас, на добровольной основе, взвалил эту работу на свои плечи, помимо своего основного функционала, и ее наладил. Также хотел бы отметить подразделения, занимающиеся охраной труда, они тоже взяли на себя значительный вес. И вот именно сейчас я хотел бы поблагодарить тех, кто занят организацией процесса вакцинации на предприятиях. Думаю, мы должны в конце года как-то отметить те предприятия, где этот процесс пройдет наиболее успешно.

Труднее всего было самые первые месяцы борьбы с пандемией



Эдуард Бобрицкий: «Оптимальный способ создания коллективного иммунитета – вакцинация»