Морская держава в океане информации

Морская держава в океане информации

В начале этого года МИА «Россия Сегодня» совместно с ОСК и Российским историческим обществом начала проект «Морская держава». 


Этот большой информационный сериал приурочен к 325-летию морского флота нашей страны, начало которому было положено 30 октября 1696 года, когда Боярская дума по настоянию Петра I постановила: «Морским судам быть!» По словам главы ОСК Алексея Рахманова, «с тех пор флот играет серьезнейшую роль в развитии российского государства. Благодаря его политическим и военным победам наша страна стала великой морской державой –одной из самых влиятельных на международной арене. И символично, что в этом году мы отмечаем также 300-летие победы в Северной войне и заключения Ништадтского мира, по итогам которых Россия утвердилась как империя». С февраля на сайте «РИА Новости» и на сайте ОСК два-три раза в неделю публикуются исторические материалы и рассказы о работе современных судостроительных предприятий. В проекте также участвуют Президентская библиотека, Музей Мирового океана и ряд музеев предприятий ОСК. За полгода работы собрана большая коллекция текстов, с помощью которых можно не только узнать много нового, но и почувствовать логику развития России как морской державы. О том, как начинался проект и кто участвует в его реализации, в интервью журналу ОСК рассказала руководитель проекта в МИА «Россия Сегодня» Мария ФЕРСМАН.

Государственный интерес

ОСК: Как в МИА «Россия Сегодня» возник проект «Морская держава»?

– Наша дирекция – дирекция государственных интернет-проектов – всегда интересовалась не только темами, актуальными для сиюминутной государственной повестки, но и историческими сюжетами, которые было бы интересно показать с разных сторон. Мы чаще всего воспринимали такие истории как некий вызов – сможем ли мы сделать понятно о сложном. Предыдущий проект такого типа назывался «Артефакт войны» и был посвящен собранию Музея современной истории России, связанному с Великой Отечественной войной. Об этом я много рассказывала в том числе в социальных сетях, где о проекте и услышал директор департамента взаимодействия с государственными органами и общественными организациями ОСК Никита Пичугин. И когда в ОСК появилась идея сделать что-то подобное, Никита спросил меня, возможно ли реализовать это на нашей площадке. Мы подумали и решили, что это возможно. Подключилось и Российское историческое общество – гарант исторической достоверности нашего проекта.


ОСК: Есть такая сентенция: «Тот, кто владеет настоящим, владеет прошлым, а тот, кто владеет прошлым, владеет будущим». В чем интерес государства в таких проектах?

– Не могу отвечать за все государство в целом. Мы понимаем, что у таких проектов есть несколько задач, и в первую очередь популяризация исторически достоверной точки зрения. С другой стороны, рассказывать о достижениях России и в прошлом, и в настоящем, и в потенциальном будущем – это одна из ключевых задач нашего агентства.


ОСК: При подготовке проекта изучали ли вы проекты других агентств, стран?

– Мы изучали опыт коллег, которые делают исторические проекты, а вот так, чтобы исторические и морские одновременно, такого мы не нашли. Далеко не весь этот опыт был у нас применим, потому что многие исторические проекты, заинтересованные во внимании большой аудитории, применяют мультимедийные форматы даже там, где это не очень нужно или уместно. Но, к сожалению, проще удивить ложью, чем заинтересовать правдой. Наша задача – сделать яркий и интересный контент, который построен не просто на «вау-эффекте», а на серьезных научных исследованиях. И вот похожих информационных проектов, выполняющих поставленную задачу такими методами, я не видела. Думаю, их и нет.


Переводчики над пропастью

ОСК: Между историками и людьми, являющимися потребителями исторической информации, в среднем есть довольно большая пропасть. Какими навыками должны обладать люди, эту пропасть заполняющие?

– Навыками профессионального переводчика. Это именно перевод – с языка специалистов на язык широких масс. Наша задача – делать текст, который могут понять только профессионалы, доступным для широкой массы людей. Если говорить о бэкграунде занятых на проекте людей, то у нас очень разношерстная редакция: в ней есть историки, политологи, филологи. В данном случае важна не специальность, полученная человеком, а его опыт, чуткость, в некоторых случаях уверенность в себе (она требуется, когда надо начать работать над материалом по незнакомой тематике) и отвага (она необходима, чтобы сказать эксперту: «Я не понимаю, что вы сейчас сказали, давайте разберемся в терминах, потому что, если не понимаю я, не факт, что разберется широкая аудитория»). Одна из проблем, с которыми мы сталкиваемся, связана с тем, что далеко не все эксперты считают журналистов вообще способными донести их слова до широкой аудитории, не исковеркав. Мы действительно не профессионалы в том, чем заняты эксперты, но мы профессиональные переводчики и поэтому всегда готовы спрашивать, переспрашивать и путем уточнения идти к консенсусу, то есть тексту, корректному с профессиональной точки зрения и понятному и интересному широкой аудитории.


ОСК: Практически в любой профессиональной среде есть склоки, и историки не исключение. Есть носители разных точек зрения, которые враждуют. Стоит ли перед вами вопрос выбора источников и как вы его осуществляете?

– У нашего проекта есть третья составляющая в виде Российского исторического общества, которое поставляет нам профессиональных авторов и экспертов. РИО помогает нам ориентироваться в выборе источников. С другой стороны, профессионализм журналиста заключается в том числе в том, чтобы честно преподносить людям разные точки зрения, высказываемые разными экспертами. В этом смысле новостником, информационным журналистом, быть здорово, а наш проект, напомню, основан на экспертных точках зрения, мы не высказываем свое личное мнение в текстах.


ОСК: Есть теория, что современное общество состоит из непересекающихся информационных пузырей, что мы находимся в цифровом средневековье, где одни люди не слышат и не хотят слышать других. Вы ощущаете это в своей работе?

– Мое личное мнение: да, мы близки к этому. И наша задача как профессиональных журналистов не то что бы пересекать непересекающееся, а находить подходы к замкнутым информационным сообществам и каким-то образом раскрывать их для массовой аудитории. Например, подводники – это свой особый мир, со своими правилами, традициями. В рамках «Морской державы» мы немного приоткрыли его широкой аудитории, причем полученные нами материалы прошли очень большой путь от научного, сложного и непонятного к контенту, которым хотелось бы делиться.


Риски и радости

ОСК: Удалось ли в ходе проекта сделать какие-то личные открытия – узнать какие-то факты, после которых хотелось хлопнуть себя по лбу и сказать: «Так вот как все было на самом деле!»

– Да, безусловно. Тем и прекрасна проектная деятельность, которой занимается наша дирекция и мой отдел в частности: мы всегда узнаем что-то новое для нас самих. Например, в ходе обработки материала к 85-летию Амурского судостроительного завода пришлось разбираться, в чем разница между типами эллингов и почему был построен именно такой. На историческом уровне новое для нас заключалось в систематизации знаний, которые мы вынесли из школы и университета по морской тематике. И сейчас у редакторов, которые включены глубоко в этот проект, есть более систематическое понимание, откуда ноги растут. Но вообще каждый текст – это открытие, это шаг в неизвестное. Для меня лично история про «Титаник» и про участие специалистов Прибалтийского судостроительного завода «Янтарь» в съемках этого фильма было открытием. Вроде бы многие об этом знают, но именно я не знала. Теперь знаю.


ОСК: Ваша личная судьба – была ли она связана с флотом, с судостроением?

– Нет. Единственное, что меня связывает с кораблями: я выросла на Волге, и окна дома выходили на красивый волжский пейзаж. Тем интереснее сейчас эта работа – я постоянно узнаю что-то новое лично для себя.


ОСК: Недавно МИА «Россия Сегодня» отмечало юбилей – оно ведет свою историю от Совинформбюро, созданного в первые дни после начала Великой Отечественной войны. Как вы отмечали этот юбилей?

– К сожалению, больших празднований не было по понятной причине – ограничения на массовые мероприятия. Но мы очень радовались тем добрым словам, которые поступили в наш адрес.


ОСК: Есть ли у вас ощущение, что именно вы сейчас являетесь продолжателями дела, начатого 80 лет назад, когда, что называется, пули свистели над головой, а сотрудники Совинформбюро были бойцами информационного фронта?

– Если говорить об агентстве в целом, то да, такое ощущение есть, но если говорить о нашем подразделении, мы скорее информационный тыл. Оперативная работа – это все-таки не к нам, мы заняты долгими проектами, трендами, процессами на государственном уровне. Но мы знаем этих бойцов, мы их видим каждый день. И они, как и во все времена, прекрасно исполняют свою работу. Они, наверное, при других обстоятельствах стали бы просто экстремалами, а так стали экстремалами от журналистики.


ОСК: Если бы вы были Петром I и кто-нибудь вам сказал: «Да зачем оно нам нужно, это море?» – что бы вы ответили?

– Ох… В такую жару, как сегодня, я бы ответила примерно так: «У нас его так мало!» На самом деле в современном мире, конечно, никто не решится отправиться из Петербурга в Нью-Йорк на пароходе. Но вот если нам надо будет отправить по этому маршруту большой груз, мы все-таки используем для этого современные суда, которые этот груз доставят. Будучи погруженными в нашу обыденную жизнь, мы до конца так и не понимаем, что эпоха географических открытий, все эти путешествия на парусных кораблях – мы от всего этого на самом деле никуда не ушли. Морское судоходство до сих пор один из важнейших, незаменимых элементов мировой торговли, и весенняя история с Суэцким каналом, движение по которому перекрыл севший на мель контейнеровоз, это прекрасно показала. Поэтому и нам, нашей стране, сказала бы я в роли Петра: «Без моря никак».

Беседовал Сергей Минаев
наша задача – находить подходы к замкнутым информационным сообществам