Первый юбилей

В этом году Музей Мирового океана отмечает 30-летие.

Сегодня это уникальный для нашей страны маринистический комплекс, культурный центр международного уровня. Об истории музея и его планах на будущее в интервью журналу рассказала его бессменный директор Светлана Сивкова

– Светлана Геннадьевна, расскажите, как все начиналось?
Как вы отважились в то совсем не простое время на создание музея?

– Все начиналось с «Витязя». Легендарное судно завершило свой последний рейс и пришло в Калининградский порт в 1979 году. В это время я только закончила университет по специальности «география океана», и приход «Витязя» в Калининград, для нас, океанологов, был чем-то невероятным. Судьба корабля решалась долго. Были планы поставить его на Москве-реке, рассматривался вариант перегона в Ленинград. Но в итоге заботу о судне Минкульт возложил на областной историко-художественный музей. И знаете, с этой минуты для меня все стало просто и понятно: «Витязь» надо сохранять, и он обязательно должен стать музеем. Я подготовила концепцию создания экспозиции на его борту и с ней пришла к директору историко-художественного музея устраиваться на работу. Конечно, сначала было сложно. Помогли члены Клуба друзей «Витязя» и характер. А еще очень сильную поддержку оказала вера в меня Ирины Викторовны Иксановой, заместителя директора московского Института культурологии. Именно она рекомендовала отправить меня, молодого сотрудника, на всесоюзное совещание директоров и специалистов естественно-научных музеев в Забайкалье, ставшее для меня своеобразным музейным университетом. Я сама поверила в себя и в то, что смогу вместе с единомышленниками подарить «Витязю» вторую жизнь. Так, в 1983 году моя судьба и судьба научного корабля тесно переплелись и стали одним целым. Сегодня я даже не представляю себе, что все могло сложиться по-другому. И сейчас, оглядываясь назад, думаю, что, если бы мне предложили отмотать время назад и вернуться в ту же исходную точку, я вновь повторила бы этот путь – сложный, но фантастически интересный.

Создавая музей на научно-исследовательском судне «Витязь», я сделала первый шаг к осуществлению мечты. И теперь часто говорю молодым специалистам: «Мечтайте, обязательно мечтайте о чем-то большом и грандиозном, и каждое ваше действие станет тем «кирпичиком», который поможет мечту сделать реальностью. Ставьте цель и имейте терпение двигаться вперед шаг за шагом!»

– Каким вы видите дальнейшее развитие музея?

– Путь любого музея определен его функцией – развитие. Мне кажется, что этот процесс был запущен 30 лет назад и его уже не остановить. Будут расти коллекции, появляться новые экспонаты и, возможно, – почему нет – новые филиалы. И неважно, кто будет стоять у руля. Тема океана огромна, она будет давать новые идеи, а значит, будет постоянное движение вперед. Нам многое предстоит в ближайшее время: маяк в Заливино, пополнение малой флотилии, но главная цель на сегодняшний день – это «Планета Океана». Реализация этого проекта дает нам полное право называться Музеем Мирового океана.

– Почему вы считаете важной работу по сбережению легендарных судов?

– Корабли – моя любовь с детства. В них меня завораживает все: архитектура, движение, вызов, если хотите. И когда в юном возрасте я мечтала стать капитаном дальнего плавания, то думала о том, как буду покорять океаны. Так и происходит. Руководя музеем, я остаюсь географом и океанологом. Я помню свои первые морские экспедиции. Самая большая длилась почти четыре месяца в Юго-Восточной Атлантике на большом морозильном рыболовном траулере «Салехард». Затем рейсы на научно-исследовательских судах «Академик Мстислав Келдыш», «Академик Сергей Вавилов», «Академик Иоффе». Это остается на всю жизнь – безмерная любовь к морю и кораблям. И когда идешь по палубам известного судна, то первое, о чем начинаешь думать, – как сделать так, чтобы на его борт могли подняться все желающие, узнать его историю, почувствовать его силу. Я уверена, у каждого корабля есть душа. Он нас слышит, ощущает нашу заботу и «поднимается». Я это ощутила на «Витязе» и на «Красине».

Тема океана огромна, она будет давать новые идеи, а значит, будет постоянное движение вперед

Мы поверили друг в друга – и все получилось. Это своего рода вопрос доверия. Каждое судно, ошвартованное у музейной набережной, выстраданное и прочувствованное. Помогая им, восстанавливая и сохраняя, мы помогаем и себе. Спасаем не просто историю и память, мы спасаем свою душу. Так что я связана с кораблями душой и нашей общей победой над забвением.

– Какие еще корабли, на ваш взгляд, должны стать музеями?
Есть ли в планах увеличение их числа на набережной?

– Конечно, не каждый корабль необходимо сохранять. Но есть особенные суда. За ними уникальная история, уникальная архитектура. Они последние в своем роде, как, например, судно космической связи «Космонавт Виктор Пацаев», плавмаяк «Ирбенский» или подводная лодка Б-413. Есть корабли, соединяющие в себе все это сразу. Вот о них мы должны позаботиться. И думать об их сохранении необходимо, еще когда они находятся в строю. Увы, музею приходилось восстанавливать корабли, которые больше напоминали груду старого железа. Мы буквально вытягивали их из незаслуженного забвения и по крупицам собирали вновь. Поэтому уже сегодня надо решать судьбу спасательного судна «Коммуна», находящегося в Севастополе, НИС «Космонавт Виктор Пацаев». Не стоит забывать, что наши легендарные парусники должны быть обязательно сохранены в будущем. За каждым из этих кораблей великая история России. Они являются «живыми» свидетелями наших побед, и благодаря этому мы можем сегодня рассказать молодежи правду о подвигах, открытиях и свершениях их дедов и прадедов. Это хорошо можно проследить на примере ледокола «Красин». За свою столетнюю историю он стал участником двух мировых воин, принял участие в уникальных спасательных экспедициях. Когда узнаешь о его подвигах, то понимаешь: Россия – великая страна. Для молодого поколения это особенно важно, так как в этот момент они не просто чувствуют свою сопричастность истории Отечества, они понимают, что значит быть россиянином.

Мы высоко ценим помощь в сохранении исторических судов наших друзей, среди которых Объединенная судостроительная корпорация занимает особенное место. Ведь это очень сложная и финансовоемкая работа, с которой нам одним было бы очень тяжело справиться.

Если говорить о дальнейшем развитии набережной исторического флота Музея Мирового океана, то я не исключаю возможность ее пополнения новыми судами. Какими они будут – покажет время, но то, что они откроют еще одну страницу в истории музея, судостроения и страны в целом, – это точно.

Планета океан
Планета океан
Планета океан
Планета океан