Первый юбилей

Михаил Устинов
обозреватель

В 2019 году на экраны вышла «Понятная наука» – совместный телевизионный проект ОСК и ГТРК «Калининград», запущенный в поддержку объявленного в корпорации Года науки

В цикле из восьми короткометражных научно-познавательных фильмов простым и доступным языком рассказывается о кораблестроении и новых морских технологиях, истории мореплавания, становлении российского флота, проблемах экологии и еще не раскрытых тайнах Мирового океана, а также о его определяющем влиянии на всю нашу планету. Задачей «Понятной науки» было напомнить, что в нашем неспокойном XXI веке – в эпоху электромобилей, социальных сетей, высокоскоростного Интернета и череды политико-экономических кризисов – значение «большой воды» неуклонно возрастает. А успех фильма доказал: морская и судостроительная тематика и по сей день интересуют и волнуют широкого зрителя.

Каждый эпизод документального мини-сериала посвящен определенной теме, так или иначе связанной с Мировым океаном. С новым выпуском эти небольшие истории, как кусочки мозаики, складывались в полноценную картину, дающую телезрителям представление об одной из фундаментальных, старейших и самых наукоемких отраслей отечественной промышленности.

Так, первый фильм представляет собой своеобразный вводный урок об истории судостроения, основных физических принципах, позволяющих многотонным металлическим гигантам держаться на воде, а также о главной сокровищнице планеты – Мировом океане. Второй фильм дает возможность заглянуть в сердце корабля – его силовую установку, узнать, как изобретение двигателя повлияло на развитие человечества. Третья и четвертая серии расскажут о неисчислимых ресурсах, скрытых в толще вод Мирового океана, и его насущных экологических проблемах. В пятой серии говорится о промышленной моде и дизайне кораблей: как изменялись с течением лет и как будут выглядеть корабли завтрашнего дня. Шестой фильм посвящен Русской Арктике и приурочен к 60-летию отечественного атомного ледокольного флота. В седьмой серии рассматриваются взаимоотношения человека и океана от античности и до наших дней. А в заключительной части цикла зритель узнает о становлении России как великой морской державы и о том, как сложилась отечественная школа судостроения.

Экспертами документального проекта наряду с судостроителями выступили известные ученые, прославленные путешественники и деятели культуры. Они рассказывали о прорывных технологиях и рисовали облик флота будущего, проводили парадоксальные исторические параллели, освещали малоизвестные, но интригующие факты о Мировом океане, конструкции судов и истории кораблестроения, давали простые ответы на наиболее болезненные экологические вопросы и делились собственными впечатлениями о морских путешествиях. Среди героев фильма путешественник Федор Конюхов, океанолог Михаил Флинт, президент НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук, телеведущий Валдис Пельш, директор Музея Мирового океана Светлана Сивкова, писатель Татьяна Устинова, драматург Евгений Гришковец, президент ОСК Алексей Рахманов и многие другие.

Морские технологии, дизайн и облик флота будущего

Алексей Рахманов, президент ОСК

Когда человек только открывал для себя мореплавание, то первые суда строились из тех материалов, что нам дарила природа. А для обеспечения их движения использовались, как бы мы сказали сегодня, возобновляемые источники энергии, то есть ветер, наполнявший их паруса.

Как известно, наука движется вперед по восходящей спирали. И сегодня мы снова говорим о возвращении к природоподобным технологиям и возобновляемым источникам энергии. Я не исключаю, что в будущем мы вернемся к парусникам. Судно, идущее по ветру под парусами, способно генерировать огромное количество энергии. Нужно только научиться «ловить» ее и эффективно запасать. На сегодняшний день присутствие экипажа на борту скорее вызвано требованиями безопасности, чем технологий. Безэкипажность в будущем перевернет наше понимание того, что такое современное судно и как оно должно выглядеть. Я предвижу существенные дизайнерские изменения во внешнем облике кораблей.

Валентин Юдашкин, модельер, народный художник России

Новые лодки, яхты, круизные суда насыщены ощущением уюта, чтобы даже на бескрайней воде ты чувствовал тепло своего очага. Мода меняется в одежде, архитектуре и интерьерах. И удивительно точно ее передают корабли, ведь там создается комфортная, успокаивающая атмосфера дома.

Федор Конюхов, путешественник, художник

Конструкторы проектируют нижнюю часть моих лодок. А верхнюю создаю я – и как художник, и как опытный путешественник. Есть множество особенностей: если лодка перевернется, то она должна сама вернуться в исходное положение. Кроме того, она должна выдерживать самые серьезные удары стихии. Мои экспедиции очень долго готовятся: по пять, а бывает, и по десять – пятнадцать лет. И в ходе подготовке учитывается сила волн, изучаются течения и ветры.

Человек и океан

Михаил Флинт, академик РАН, руководитель лаборатории экологии планктона Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН

Океан обладает замечательным свойством не только обеспечивать существование нашей планеты, но и магически притягивать к себе людей. Путешественники, совершавшие великие географические открытия, отправлялись в путь не только за золотом или пряностями. Обаяние океана и его влияние на человека огромны. И в этом влиянии спрятано глубокое ощущение тайны, а тайна всегда привлекает исследователей.

Константин Могилевский, исполнительный директор фонда «История Отечества»

История России – это история движения к морю. Русь возникла и формировалась по берегам рек, но ее интересы как будущей морской державы были обозначены сразу – вспомнить хотя бы поход Олега на Царьград. А уже после выхода к морю у России сформировалась необходимость этими морями овладеть.

Сегодня мы видим, что отечественные кораблестроители преодолевают все негативные тенденции последнего времени. Российский флот снова, как и во времена Петра I, отвечает самым современным техническим требованиям и, будучи плодом усилий всех государственных сил, отражает современный уровень развития производства, науки и технологий.

Светлана Сивкова, директор Музея Мирового океана

В нашей стране всего пятнадцать кораблей-музеев. Из них шесть находятся в Музее Мирового океана. Дело сохранения кораблей – это самая любимая и самая интересная наша работа. Мне очень нравится фраза, и я часто люблю ее повторять: «Кто строит корабли, тот может все». Потому что корабли – живые, они имеют душу, и мы знаем, как к ним относиться и как их сохранить.

Евгений Гришковец, писатель, драматург

Я убежден в том, что океан – этот простор без берегов – враждебное человеку место. Океан я впервые увидел в 18 лет, когда меня призвали на Тихоокеанский флот. Отчетливо помню ощущение, что я впервые покинул континент, на котором родился. Тогда я ощутил какое-то ужасающее сиротство. Нахождение в огромном водном просторе для человека противоестественно и трудно.

Федор Конюхов, путешественник, художник

В океане ты все время смотришь на бесконечное небо и задумываешься об этом мире. В Священном Писании сказано, что Господь создал и воду, и землю, и воздух и они принадлежат человеку. Если есть океан – человек должен жить, исследовать, беречь и быть его частью. Ведь он – это наше место обитания, мы должны плыть по нему и погружаться в него. Каким бы громадным ни было судно – пусть 200 метров длиной, пусть 1000 человек команды, но ты видишь вокруг этот бесконечный простор, и он влечет, зовет тебя, и создается полное впечатление, что ты в другом мире.

Александр Пономарев, художник

Каждый художник видит море по-разному. В этом прелесть искусства, оно позволяет в частном видеть целое. Море у Айвазовского, Тёрнера или Боголюбова разное, но это одна и та же стихия. Мой океан – это не просто водяная емкость, а скорее нечто из фильма Тарковского «Солярис», создающее новые образы, рождающее сознание, что-то фантастическое, немыслимое и потустороннее. Вот по такому океану я и путешествую 30 лет.

Экология и ресурсы мирового океана

Михаил Флинт, академик РАН, руководитель лаборатории экологии планктона Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН

Большой шум вокруг проблемы мусора в океане начался два года назад, когда некий американский капитан якобы обнаружил целый остров из пластика посреди Тихого океана размером с Францию. Мы уже много лет обладаем возможностью исследовать океан со спутника. Но ни единого спутникового изображения этого острова нет. Не так давно было заявлено, что у нас в Арктике много микропластика. Я в этом регионе работаю последние 12 лет. Мы буквально процедили всю Арктику через фильтр. Использовались и люминесцентная микроскопия, и фильтрация, и специальная химия – даже следов микропластика не обнаружили.

Это вовсе не значит, что проблемы нет. Она есть, и самая серьезная. Но все происходящее сейчас я склонен оценивать как очень серьезное предупреждение о возможной опасности.

У нас сейчас интенсивно развивается электронная промышленность, а она требует специальных минеральных ресурсов. На суше их количество близко к исчерпанию. А вот на океанском дне скрыты совершенно циклопические резервы ископаемых. Запасы руд, содержащих кобальт и никель, оцениваются примерно в 35 млрд тонн, сульфидных – 7 млрд тонн. При этом извлекаемость интересующих нас элементов из этих руд иногда почти кратно больше, чем на земной тверди.

У нас проблема с антибиотиками, надо искать новые активные вещества. Где это можно найти? Очевидно, что в тех местах, которые эволюционно были изолированы от человека, – прежде всего в коралловых рифах. Их экосистема – это настоящая коммунальная кухня в перенаселенной квартире, где все воюют друг с другом. Обилие биологически активных веществ, антибиотиков, токсинов, которые там сосредоточены огромно и удалено от человека.

В конце 80-х российские ученые исследовали экосистемы гидротерм. Казалось бы, кому они нужны? Это ничтожная доля океана. Но явление само по себе феноменальное, и люди его изучали. А по прошествии лет оказалось, что именно эти области содержат гигантские запасы сульфидных полиметаллических руд. И тут же вышла на поверхность прикладная ценность этих исследований, ведь Международный орган по морскому дну не выдает лицензий на разведку, если у вас нет соответствующих экологических исследований. И вот сейчас Россия работает на срединно-океаническом хребте, опираясь в экологической части на работы 30-летней давности.

Михаил Ковальчук, президент НИЦ «Курчатовский институт»

Сегодня Германия полным ходом разворачивает альтернативную энергетику. К чему это приводит? Ставятся ветровые вышки, там частота вращения – герцы. При этой частоте генерируется инфразвук. А инфразвук – это оружие. А вы говорите, что это безвредно для экологии. В Дании все побережье покрыто сотнями ветряков. А теперь представим себе, как формируется погода на континенте. С моря приходят ветры – Гольфстрим греет воздух, эти массы перемещаются над планетой и меняют погоду. Сегодня циклоны очень глубокие, они встают на одном месте. В итоге с одной стороны фронта беспрерывно идут дожди, а с другой – стоит невыносимая жара и засуха. Возможно, это происходит, потому что мы поставили ветряки? Потоки заходят с моря, но ветрогенераторы забирают их энергию, и воздушные массы не поступают вглубь континента. Эту проблему никто не изучал.

Освоение севера

Татьяна Устинова, писатель, телеведущая

Корабль для Крайнего Севера – единственная связь с Большой землей. По суше в эти районы не добраться. С открытием навигации начинается жизнь. А с закрытием – она останавливается. Когда последний пароход уходит из Анадырского лимана, он гудит – и весь город выходит на улицу его проводить. Ведь корабли здесь – основа жизни, ими доставляют оборудование, топливо, продовольствие.

Никто не представляет себе, в каком мире живет, пока не побывает на Севере. И там, оказавшись с планетой наедине, начинаешь лучше понимать задумку того, кто все это создал. Величие мира на магаданском перевале под поэтическим названием Гаврюша открывается тебе так, как нигде больше.

Валдис Пельш, телеведущий

Если мы говорим о Северном Ледовитом океане, то я считаю, что будущее за мобильными полярными станциями, которые могут проводить научные изыскания в необходимом районе, а потом менять свою дислокацию. Поэтому, может быть, через несколько лет мы с вами встретимся на борту такой передвижной полярной станции, которые серьезно увеличат возможности наших ученых в Арктике.

Виктор Боярский, директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики

Наши предки, поморы, жившие в Архангельской области, – зачинатели морского ледового плавания. До них во льду никто не ходил. Они пробивались на Новую Землю, на Вайгач, в Восточную Арктику на специально построенных сшитых судах. Гвозди и металл не использовались, потому что доски в ледовом плавании должны быть подвижны. Памятники являются важнейшей составляющей российской безопасности в Арктике. Это наша доказательная база, обосновывающая, что эти земли испокон веков принадлежали России. Мы издали крупномасштабную карту архипелага Новая Земля, и на ней буквально места нет для новых обозначений – она вся усыпана зимовьями, стоянками, захоронениями. И когда на одной из международных выставок иностранцы увидели эту карту, они спрашивали: «Это за последнее время?..» А когда узнавали, что это с XV века памятники, были поражены и восклицали: «Так она же вся освоена!» А у них представление, что все эти ваши архипелаги – голая земля.

Михаил Ковальчук, президент НИЦ «Курчатовский институт»

Основа судостроения – это материал, корпус судна, все время находящийся в воде. Ледоколы – отдельная тема, ведь лед есть молодой и старый, и они принципиально отличаются и по составу, и по агрессивности. Корпус ледокола подвержен, во-первых, колоссальному механическому истиранию, во-вторых – электрохимической коррозии, которая буквально разъедает металл.

Атомная энергетика для Арктики безальтернативна, ведь только атомный ледокол имеет неограниченный запас мощности и движения. Когда американцы создали ядерную бомбу, они сбросили ее на Хиросиму и Нагасаки. А наша страна, получив ядерное оружие, через пять лет запустила первую в мире атомную электростанцию. А в 1959 году был спущен на воду первый в мире гражданский атомоход – ледокол «Ленин». Поэтому Россия – родоначальница атомной энергетики и атомного флота.

Сегодня мы единственная страна в мире, имеющая атомный ледокольный флот и обладающая колоссальным опытом его эксплуатации. Энергетическая установка – сердце атомного корабля, самая высокотехнологичная зона в судостроении. Мы воспитали целую плеяду корабелов, которые обращаются с атомной установкой и обладают уникальными компетенциями, которых нет больше ни у кого в мире.

Алексей Рахманов, президент ОСК

Созданная нами ПАТЭС «Академик Ломоносов» – это первая в мире плавучая теплоэлектростанция. Никто ничего подобного в мире прежде не строил. И мало того что это первая в мире станция, построенная по судостроительным технологиям, так она еще и стала самой северной атомной станцией на планете.

Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана
Мудрость океана