Первый юбилей

Автор
Юрий Меленас,
Постоянный Представитель России
при Международной морской организации

Современный мир меняется быстро, и судостроительная отрасль, как и любая другая, вынуждена учиться оперативно реагировать на происходящие изменения. В противном случае сложно не только развиваться, но даже просто оставаться на плаву. Начало 2020 года ознаменовалось очередным ужес­точением экологических требований: значительно уменьшена доля предельного содержания серы в судовом топливе. Всю глубину произошедшей перемены и ее беспрецедентное влияние на отрасль еще предстоит оценить.

В настоящее время одним из основных направлений работы Международной морской организации (International Maritime Organization, ИМО) является разработка мер по предотвращению загрязнения атмосферы с судов. В 2005 году вступило в силу Приложение VI к Конвенции МАРПОЛ, которое регулирует эти вопросы и в том числе содержит требование по предельному содержанию серы в судовом топливе. Необходимо отметить, что данная норма не применяется к судам, эксплуатируемым на внутренних водных путях.

Примечательно, как это значение менялось за последнее время: до 1 января 2012 года действовал показатель не более 4,5%, с 1 января 2012 года – 3,5%, c 1 января 2020 года – 0,50%, кроме зон контроля выбросов, где требования значительно жестче. Такой график был установлен соответствующей поправкой к МАРПОЛ в 2008 году.

Для введения в действие последнего показателя под эгидой ИМО было проведено комплексное исследование мирового бункерного рынка, которое подтвердило возможность внедрения нового ограничения с 1 января 2020 года. Необходимо отметить, что параллельно были опубликованы результаты независимых исследований отраслевых ассоциаций, которые, наоборот, пришли к выводу о целесообразности переноса сроков на 2025 год  из-за высокой вероятности дефицита низкосернистого топлива к 2020 году.

Вопреки существовавшим расхождениям ИМО в 2016 году большинством голосов одобряет более раннюю дату, при этом Российская Федерация и ряд других государств поддерживали перенос сроков.

Сразу после этого ИМО плотно занялась вопросами подготовки к выполнению нового лимита. В частности, в 2018 году принимается поправка, запрещающая с 1 марта 2020 года перевозку на судне судового топлива с содержанием серы более 0,50%, которая, однако, не касается перевозки нефтепродуктов в качестве груза.

Кроме того, принят ряд рекомендаций для морских администраций, судовладельцев, поставщиков топ­лива и бункеровщиков, которые призваны обеспечить эффективный переход на новый стандарт топлива. Сегодня ИМО продолжает эту работу.    
Следует подчеркнуть, что Конвенция МАРПОЛ предусматривает возможность использования альтернативных технических решений, позволяющих обеспечить аналогичную эффективность в части сокращения вредных выбросов в атмосферу. Применительно к выб­росам окислов серы речь в основном идет об установке устройств нейтрализации вредных веществ выхлопных газов (так называемых скрубберов).

Сегодня суда, оборудованные скрубберами, технические характеристики которых отвечают рекомендациям ИМО и одобрены администрацией государства флага, могут продолжать использовать более приемлемое по цене высокосернистое топливо. Несколько тысяч судов установили такое оборудование.

В плане дальнейших перспектив можно предположить, что отрасль ожидает длительный адаптационный период – некоторые эксперты сравнивают нынешнюю ситуацию с промышленной революцией по степени воздействия на морской сектор. Видимо, полностью оценить последствия нового лимита можно будет через год или два.

Примечательно, что российский рынок бункерного топлива в рамках российских морских портов на текущий момент справляется с потребностями и гибко реагирует на современные вызовы.