Зарево над «горизонтом»

Первый юбилей

Зарево над «горизонтом»

Авторы
Никита Пичугин,
Михаил Устинов

Ровно десять лет назад в Мексиканском заливе произошла чудовищная морская экологическая катастрофа, одна из крупнейших в истории человечества. Мы предлагаем вспомнить о ее уроках, актуальных для настоящего и будущего.

22 апреля 2010 года у берегов США в результате пожара и взрыва затонула буровая платформа Deepwater Horizon. За ее живучесть боролись два дня, впрочем, безуспешно. По мрачной иронии платформа в Мексиканском заливе ушла под воду в юбилейный 40-й День Земли, когда вокруг только и было разговоров, что о бережном отношении к нашей планете. Так начался крупнейший в мирное время и циклопический по своим масштабам разлив нефти. Запечатать поврежденную скважину на глубине полтора километра не могли на протяжении пяти месяцев! В воды залива попало порядка 5 млн баррелей сырой нефти – месячная норма потребления средней европейской страны.

К моменту трагедии опыт строи­тельства нефтяных платформ в мире насчитывал более семи десятилетий, причем начало применения этой инженерной технологии было положено именно в Мексиканском заливе, где добывается до 30% американской нефти. Подводное бурение гораздо продуктивнее прибрежного за счет высокой отдачи и позволяет нефтяным компаниям извлекать в разы больше нефти, чем на суше. В этот раз погоня за прибылью обернулась «неф­тяным Чернобылем».

Авария унесла 13 жизней (11 человек погибли в пожаре, еще двое при ликвидации последствий), ранения получили 17 рабочих. Колоссальный ущерб оказался причинен окружающей среде. Площадь загрязнения составила 75 тыс. кв. км моря и свыше 26 тыс. км прибрежных территорий, что повлекло за собой каскадный коллапс экосистем. Счет погибших морских животных и птиц шел на тысячи. Весь мир облетели кадры покрытых сплошной черной масляной пленкой пеликанов, задохнувшихся дельфинов и отравленных нефтью морских черепах.

Рыбаки рассказывали о морских мутантах, которых они вылавливали после катастрофы, ведь она произошла в самом плодородном океа­ническом «оазисе» Соединенных Штатов. Мексиканский залив обеспечивает 16% морских промыслов страны, а по некоторым позициям (креветкам и устрицам) эта доля переваливает за 75%. Более 35% акватории залива было закрыто для промысла. Исследования Университета Южной Флориды подтвердили страшные цифры: более 20% видов рыб, обитающих в зоне загрязнения, имели пороки развития.

Работы по непосредственной ликвидации разлива продолжались около 5 лет силами почти 50 тыс. человек, более 9 тыс. судов и сотен самолетов; в ходе операции было установлено порядка 4 тыс. м боновых ограждений. Над акваторией распылили более 4 тыс. куб. м диспергентов, разрушающих нефтяную пленку. Их применение ограничено в ряде стран из-за высокой токсичности. По данным американских врачей, каждый второй ликвидатор, отравившийся этими веществами, стал инвалидом.

Некоторые эксперты утверждают, что это был выбор меньшего из двух зол. Другие указывают на сверхтоксичные соединения, которые образуют диспергенты в сочетании с нефтью: опустившись в толщу воды, они буквально расслоили теплое течение и способствовали изменениям в Гольфстриме. Именно с ними европейские исследователи связывают невиданные климатические перемены в Европе.

По оценке федеральных структур США, сумма экологического ущерба от катастрофы превысила 8 млрд долл., а общие затраты на ликвидацию последствий и компенсацию ущерба составили астрономические 61 млрд долл. Однако даже спустя десятилетие мы до конца не можем оценить реальный масштаб последствий для экологии. Эксперты Всемирного фонда дикой природы заявляли, что для восстановления Мексиканского залива может потребоваться 30 лет.

Официальное выяснение причин и обстоятельств трагедии длилось полтора года. В ходе расследования выяснилось: случившееся не следствие какого-то одного критического отказа, а итог целого букета проблем, уступок и ошибочных решений, которые скрываются за отточенной формулировкой «человеческий фактор». Здесь и использование технологий, ускоряющих процесс бурения в ущерб безопасности, и низкая квалификация персонала, и пренебрежение регламентом проведения работ ради экономии времени, и жесткая позиция руководства любой ценой закончить работы с опережением сроков, гонка за рекордом. Как следствие, систематическое игнорирование неисправностей, подчас и сознательное отключение систем защиты. В результате нарушения были возведены в норму, а длинная цепочка сделок с совестью привела к печальному, но закономерному исходу, последствия которого мир ощущает до сих пор.

Трагедия не остановила морскую нефтедобычу, но существенно сказалась на репутации всей отрасли в целом, привела к временному запрету на глубоководное бурение в США и сокращению как минимум 7 тыс. рабочих мест.

Этот опыт в очередной раз показал: фундаментом разработки и реализации любых проектов и проведения всех без исключения производственных работ должно быть тотальное соблюдение требований безопасности. Особенно это касается объектов морской техники, сложнейшего конструктивного комплекса элементов. Технологический цикл должен быть выверен на всех этапах и отвечать самым передовым стандартам, обеспечивая нулевую терпимость к нарушению любых, в том числе экологических, требований и норм. Снижение планки на долю процента повышает риск аварии в десятки раз.

Какой бы совершенной ни была техника и какие бы цели ни стояли, нельзя в угоду «рекордам» снижать качество и надежность. Необходимо избегать угрозы в равной степени для природы и человека. Важно помнить, что «Титаник» ушел на дно не из-за айсберга, а вследствие непомерных амбиций капитана в погоне за «Голубой лентой Атлантики».

Ожидание триумфа настолько затмило разум «капитанам» ­нефтяного бизнеса, что они долго не могли поверить в случившееся и искали ему объяснение в стечении обстоятельств или низкой квалификации рабочих. Но такие трагедии не происходят на пустом месте. Ведь эксперты изначально утверждали: проект бурения был обречен. Однако их мнение предпочли не заметить, утверждая впоследствии, что такой сценарий никто не мог просчитать и его вероятность была минимальной. Поэтому сегодня, когда экологические проблемы вновь обострились, стоит вновь обратиться к урокам тех событий, чтобы не допустить их повторения.

Зарево над «горизонтом»
Зарево над «горизонтом»