Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы

Первый юбилей

Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы

Автор
Светлана Васильева,
главный редактор отдела по связям с общественностью АО «Адмиралтейские верфи»

С победного мая 1945 года прошло 75 лет. Сегодня на Адмиралтейских верфях трудятся люди, не помнившие войны. Но День Победы 9 Мая навечно остается в памяти поколений. Как символ национальной гордости, воинской славы, доблести, самоотверженного труда и мужества советского народа. И в этой всенародной Победе есть немалый вклад адмиралтейцев, защищавших Родину, Ленинград и свой родной завод – Адмиралтейские верфи.

«Стеною стало ополчение,
Наш город грудью заслоня…»

В 1941 году на фронт ушли около 5000 адмиралтейцев, еще 1000 заводчан ежедневно работали на оборонительных сооружениях на подступах к Ленинграду. Всего же в годы войны на защиту Родины ушли почти 8000 работников верфей, 2570 из них стали добровольцами.

Адмиралтейцы сражались на фронте в пулеметно-артиллерийских батальонах, уничтожали врага в партизанских отрядах, защищали подступы к Ленинграду в рядах народного ополчения.

27 июня 1941 года Военный совет Ленинградского фронта и Горком ВКП(б) приняли решение об организации Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО). 29 июня началось формирование районных отрядов ополченцев.

Из работников двух заводов были сформированы два отдельных пулеметно-артиллерийских батальона (ОПАБ), предназначенные для обороны укрепленных районов вокруг города. В состав 264-го батальона вошли более 600 ополченцев с завода имени Марти, а в состав 265-го – добровольцы с завода ­«Судомех» (оба позже вошли в состав Адмиралтейских верфей).

В первую очередь – заказы для фронта

В цехах верфей был свой фронт – трудовой. С первых дней войны оба завода оперативно переключились на выполнение срочных заказов для действующей армии и флота. Переоборудовались для военных нужд гражданские суда, изготавливались снаряды для зенитной артиллерии, мины и минометы, зажигательные и фугасные бомбы, корпуса для дотов, детали для танков и множество другой военной продукции.

В предвоенные годы на судостроительных заводах «Судомех» и имени Андре Марти были построены 69 подводных лодок серий М, Щ, С и К, составивших к началу Великой Отечественной войны 1/3 боевого состава подводных сил ВМФ СССР, а также 316 торпедных катеров. Уже в условиях войны и блокады Адмиралтейские верфи построили и сдали флоту семь подводных лодок типа Щ и К, 20 бронированных катеров типа МБК, 66 «морских охотников» за подводными лодками типа БМО, 116 самоходных плашкоутов. На заводах было пере­оборудовано и отремонтировано 300 надводных кораблей, судов и подводных лодок, в том числе крейсеры «Киров», «Максим Горький», лидер «Ленинград» и другие. Было изготовлено большое количество минометов, мин, артиллерийских снарядов и другой боевой техники.

Адмиралтейские верфи жили одним дыханием с осажденным городом и вместе с Ленинградом переносили все тяготы блокады. Заводы испытывали постоянную нужду в топливе, материалах, транспортных средствах, но самым страшным испытанием был голод. Продовольственные нормы сокращали пять раз, но, получая всего по 300 г блокадного хлеба в день, адмиралтейцы продолжали устанавливать трудовые рекорды.

К 1 января 1943 года 70% работников завода составляли женщины и подростки. Работали в две смены – по 12 часов каждая, без выходных.

Количество работающих по сравнению с 1942 годом в 1943 году сократилось почти вдвое, при этом выпуск продукции увеличился на 47%.

За годы войны было изготовлено 2974 комплекта тралов, 160 комплектов параванов, 1500 буев для тралов, 40 бомбовых тележек, отштамповано 29 800 штыков, изготовлен 301 якорь, свыше 140 000 снарядов, мин, авиабомб, выполнено большое количество других фронтовых заказов.

«Нас, граждан Ленинграда,
Не поколеблет грохот
Канонад!»

Работа на верфях велась под постоянными артобстрелами и бомбардировками немецкой авиации. Адмиралтейские верфи с их ясно очерченными водными границами были удобной мишенью для противника. На территории заводов «Судомех» и имени Марти были сброшены сотни авиабомб и снарядов.

Только завод имени Марти в 1943 году 12 раз подвергся арт­обстрелу. На его территории разорвалось 190 снарядов. Пострадали почти все цеха, административные здания, электростанция.

Вот хроника всего лишь одного блокадного часа из журнала дежурного
по заводу имени Марти.

4 апреля 1942 года

18:55. Сигнал ВТ по городу.

19:05. Над объектом самолеты противника.

19:15. Бомбы на механической стороне около проходной.

19:20. Бомбы у механической, у модельного цеха, у цеха №17.

19:30. В районе цехов №17 и 19 пожар – выслана разведка.

19:35. Бомба в районе цеха №20. Один человек ранен в голову осколком.

19:36. Самолеты вновь появились над объектом.

19:37. У грузового гаража неразо­рвавшаяся бомба.

19:38. В районе цеха №17 фугасная бомба.

19:41. Пожар между цехом №33 и центральной кочегаркой.

19:42. Начался обстрел города.

19:44. Пожар в цехе №16.

19:53. Три бомбы на территории завода. У модельного цеха фугас­ная бомба. Бомба в цехе №16 пробила крышу, цех загорелся, но пожар был ликвидирован. Бомба у гаража легковых машин, трое пострадавших. Между зданием 4 и кочегаркой неразорвавшаяся бомба.

20:04. На механической стороне три человека убито, четверо ранено.

20:10. Отбой ВТ по городу.

Большая нагрузка выпала на подразделение местной противовоздушной обороны – МПВО, которое осуществляло оборону воздушного пространства над цехами предприятия. Бойцами батареи за годы вой­ны было сбито восемь вражеских самолетов.

Передовые разработки – в серийное производство

Несмотря на страшные условия блокады, Адмиралтейские верфи продолжали не только строить и ремонтировать корабли, ­выпускать продукцию для нужд фронта, но и разрабатывать новые проекты и внедрять новые технологии.

В июне 1941 года завод имени Марти за 15 дней переоборудовал семь самоходных грунтоотвозных шаланд в канонерские лодки. Столь сжатые сроки потребовали от КБ завода разработки необходимых эскизов чертежей прямо на месте. Канонерские лодки были вооружены двумя 100-миллиметровыми и 130-миллиметровыми орудиями, несколькими 45-миллиметровыми полуавтоматами, малокалиберными зенитными установками и пулеметами.

На строившихся подводных лодках монтировались миноотводные устройства, эхолоты, а некоторые механизмы с целью снижения шумности переставляли на амортизаторы.

На заводе имени Марти всего за два с половиной месяца были модернизированы 26 торпедных катеров типа Г-5 с заменой набора и обшивки.

Только в 1943 году было подано свыше 300 рационализаторских предложений, внедрение которых в итоге дало более 3,4 млн руб. годовой экономии.

В марте 1942 года Военный совет Ленинградского фронта поставил перед адмиралтейскими судостроителями задачу пополнить Ладожский флот малотоннажными судами. Для того чтобы построить серию барж грузоподъемностью 600 т, пришлось оборудовать место для их сборки непосредственно на берегу Ладожского озера, в бухте Гольцмана. Для ускорения процесса сборки, сварки и спуска барж на воду была применена прогрессивная технология: изготовление и предварительная сборка секций производились на заводе в Ленинграде, после чего их по железной дороге переправляли на берег Ладожского озера.

Эти суда оказались способными не только перевозить обычные грузы, но даже переправлять паровозы вместе с вагонами и железнодорожными платформами, груженными техникой и вооружением.

С 1943 года адмиралтейцы начали строить мониторы – корабли с мощной броневой защитой и сильным вооружением, которые имели небольшую осадку и могли подойти к берегу по мелководью. На них возлагалась задача прикрывать фланги наших наступающих армий и уничтожать транспорты, выводящие вражеские войска из окружения.

«Охотники» за подводными лодками

Настоящим трудовым подвигом стало проектирование и строительство бронированных «морских охотников» за подводными лодками – БМО. Идея создания «малых охотников» с легкой броневой защитой принадлежала командованию Балтийского флота. С учетом сложных блокадных условий в конструкции БМО предусмотрели прямолинейные обводы в носовой части и плоский тралец. Броня толщиной 8–12 мм защищала наиболее важные части катеров: моторное отделение, погреба боеприпаса, палубу и радиорубки. Позже была освоена технология подкрепления корпуса для придания ледокольных качеств, и БМО смогли преодолевать лед толщиной 6–7 см.

В ходе строительства этих кораблей на верфях был внедрен поточно-­позиционный метод постройки, что позволило сдавать флоту по три заказа ежемесячно.

Морские «Танки»

Там же, в конструкторском бюро завода «Судомех», в августе 1942 года был утвержден проект морского бронированного катера (МБК). Первый бронированный катер проекта 161 (БК-503) вошел в состав ВМФ 7 октября 1943 года.

Дальнейшим развитием подобного типа кораблей стали бронированные катера проекта 186. Эти МБК имели усиленное артиллерийское вооружение, улучшенные мореходность и обитаемость, повышенную автономность и дизельный двигатель (вместо бензинового).

Моряки-балтийцы так писали заводчанам: «Спасибо вам за катера, они хороши и живучи во всех отношениях, а главное, фрицам очень не нравятся…»

Символ дороги жизни

В 1942 году Военный совет Ленинградского фронта поручает адмиралтейцам организовать массовое строительство самоходных тендеров-плашкоутов для Ладожского озера.

За основу конструкторы взяли несамоходный плашкоут, на котором установили автомобильный двигатель ЗИС-5 мощностью 75 л. с. Разработка самоходного однотрюмного тендера с улучшенными обводами и грузоподъемностью ­15 т была завершена к 9 мая 1942 года.

Только за навигацию 1942 года плашкоуты совершили 30 тыс. рейсов по Ладожскому озеру, доставив в блокадный Ленинград более 100 тыс. т продовольствия и боеприпасов и эвакуировав на Большую землю 250 тыс. человек. Среди ленинградцев быстро разнеслась молва о неуязвимости этих небольших судов – многие блокадники просили переправлять их через Ладожское озеро только на тендере. И действительно, ни один из них не был потоплен фашистами.

Гвардейские,

Адмиралтейские!

Подводные лодки адмиралтейской постройки участвовали в боевых действиях на Балтике, Северном и Черном морях, Тихом океане. За годы войны ими было потоплено 129 кораблей и транспортов противника, еще 10 были повреждены. 28 подводных лодок из 69, построенных на верфях в довоенный период, погибли в боевых операциях...

Две подводные лодки были награждены орденами Красного Знамени и впоследствии стали кораблями-музеями. ПЛ К-21 под командованием Героя Советского Союза Лунина совершила 11 боевых выходов, потопила 16 и повредила 1 боевой корабль. Среди ее «трофеев» был и лучший линкор ­немецко-фашистского флота ­«Тирпиц».

Подводная лодка С-56, удостоенная гвардейского звания, также воевала на Северном флоте. Под командованием Героя Советского Союза Щедрина она совершила 8 боевых походов, потопила 9 и повредила 4 боевых корабля и транспорта противника.

Никто не забыт,

Ничто не забыто

Не все работники верфи дожили до 9 мая 1945 года… Война унесла жизни более 8 тыс. адмиралтейцев: 5 тыс. человек не вернулись с полей сражений, 3 тыс. умерли от бомбежек и голода в годы блокады. Их имена занесены в Книгу памяти музея предприятия.

Самоотверженный труд коллектива верфи получил высокую оценку Родины. Сотни тружеников верфей награждены орденами, тысячи – медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» и «За оборону Ленинграда».

Боевыми орденами и медалями награждены сотни адмиралтейцев за проявленные героизм и мужество на фронте.

В 1946 году коллективу Адмиралтейского завода было передано на вечное хранение знамя Государственного комитета обороны СССР.

В 40-ю годовщину Победы Ленинградское Адмиралтейское объ­единение было награждено орденом Отечественной войны I степени за заслуги в обеспечении Советской армии и ВМФ в годы Великой Отечественной войны.


Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы
Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы
Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы
Адмиралтейские верфи: 1941–1945 годы