Вехи героического пути

Первый юбилей

Вехи героического пути

Автор
Юлия Конопатова,

начальник отдела по связям
с общественностью АО «ЮЦСС»

АО «Астраханское судостроительное производственное объединение» не раз меняло название. В годы войны это был завод №638 им. Сталина. Предприятие уже с первых военных дней было переориентировано на выпуск военной продукции. В частности, начали осваивать изготовление ручных гранат и зажигательных бомб. Было получено два новых правительственных задания: изготовление реактивных снарядов и постройка бронекатеров. Причем срок подготовки к выполнению этих военных заказов давался очень жесткий – всего месяц. Литейщики, быстро освоив кокильное литье, начали в массовом объеме выпускать ручные гранаты. Кузнечный и судокорпусный цеха, имея лишь паровой молот «Эймуко» мощностью полторы тонны и два пресса «Пельс», без какого-либо дополнительного оборудования освоили изготовление зажигательных бомб. Станочники механического цеха сумели упростить и удешевить технологию, поднять производительность труда на выточке корпусов для реактивных снарядов. Первую партию боеприпасов коллектив завода направил на фронт уже в начале ноября 1941 года.

Пополнение

Из Николаева в Астрахань стали прибывать эшелоны с материалами, технологическим судовым оборудованием. За ними следовали эвакуированные рабочие, инженерно-технические работники и служащие николаевских заводов. Сотрудники механического, инструментального и судокорпусного цехов, постоянно увеличивая выпуск военной продукции, одновременно всего лишь за месяц собрали и ввели в эксплуатацию 250 станков. Причем судомонтажники разместили оборудование на приведенном в затон дебаркадере, то есть начали работу своего цеха с нуля. Литейщики за тот же месяц зажгли новую печь для выплавки бронзы, столь необходимой при выполнении военных заказов, смонтировали формовочные машины, скомплектовали нужный инструмент.

Судокорпусники намного увеличили производительность труда в своем цехе за счет дополнительной установки электросварочного и прессового оборудования, разметочных стеллажей, стендов для узловой сборки и сварки. На берегу Золотого затона они со­орудили четыре стапельных места, снабдили стапель-кондукторами, металлическими лесами, системой сжатого воздуха и электроэнергии – всем, без чего невозможно было рождение первых бронекатеров. Если на фронте единственный причиной ухода с передовой позиции была смерть, то на фронте трудовом единственной причиной, по которой человек покидал рабочее место, была крайняя степень физического изнеможения. Люди не выходили из цехов по трое-четверо суток. Всюду висели лозунги «Фронту надо – сделаем!», «Ни шагу из цеха, пока не выполнено задание!».

Строительство «плавающих танков»

В ноябре 1941 года была заложена первая серия бронекатеров проекта 1124. Бронекатер был небольшим, но надежно защищенным и хорошо вооруженным. Он имел две танковые артиллерийские башни со скорострельными орудиями и бронированными артпогребами. На боевой рубке крепилась башня со спаренной установкой крупнокалиберных пулеметов. Два мощных двигателя по 850 л. с., работавших на два гребных винта, обеспечивали скорость хода до 21 узла.

В августе 1942 года на воду был спущен последний бронекатер первой серии и заложены новые, конструктивно еще более улучшенные. Они оборудовались реактивными артиллерийскими установками 24-М-8 – «катюшами» башенно-палубного типа. Такие установки комплектовались 24 реактивными снарядами калибром 82 мм. Дальность их действий достигала пяти с половиной километров.

Бронекатера постройки 1943–1944 годов переправлялись по железной дороге в состав Азовской, Днепровской и Дунайской военных флотилий. Они получили хорошую оценку моряков и широко использовались в боевых операциях. Их боевой путь проходил через решающие бои за Керчь, Киев, Минск, Измаил, Комарно, Будапешт, Братиславу и Вену.

Следует отметить, что с каждым годом сроки сдачи бронекатеров резко сокращались. Широкое использование резервов и массовая рационализация производства открывали путь к трудовому успеху. К примеру, были применены принцип поточности и звеньевая разбивка заказов. За счет этого появилась возможность привлечения малоквалифицированных рабочих. Этот вопрос был очень острым, так как многие судостроители прямо на бронекатерах уходили на фронт.

Именно за счет творческого решения производственных вопросов Военно-Морской Флот страны получал астраханские бронекатера раньше установленного правительством срока.

Исторические свидетельства

В музее истории и боевой славы Каспийской флотилии сохранилась закладная табличка одного из бронекатеров с вырубленной простым зубилом надписью «Бронекатер заложен на заводе №638 имени товарища Сталина в городе Астрахани, декабрь 1941 года. В бытность Генеральным секретарем ЦК ВКП(б) и Председателем Государственного комитета обороны СССР товарища Сталина И.В., Председателем Президиума Верховного Совета СССР товарища Калинина М.И., народным комиссаром Военно-Морского Флота СССР адмирала Кузнецова Н.Г., народным комиссаром судостроительной промышленности товарища Носенко И.И.». С обратной стороны: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь! Народы СССР строят Военно-Морской Флот для защиты своей Родины в священной войне с фашистскими ордами!»

Интересна боевая судьба бронекатера «Ейский патриот», построенного на заводе на средства жителей приазовского города Ейска. В феврале – марте 1945 года во время боев за Будапешт «Ейский патриот» прикрывал огнем переправу советских войск у Байи. В апреле вместе с другими кораблями участвовал в освобождении Братиславы, потом помогал освобождать Вену. Но и после того, как над берлинским Рейхстагом взвилось Знамя Победы, катер продолжал воевать – на этот раз с минной опасностью, расчищая дунайский фарватер на участке Вена – Комарно. За победоносные бои при взятии Вены бронекатеру было присвоено почетное гвардейское звание. Право носить на груди гвардейский значок и прикрепить к бескозырке гвардейскую ленту получил вместе со своими товарищами и юнга-моторист Константин Иванов, астраханец, прошедший на «Ейском патриоте» боевой путь от заводского причала до австрийской границы.

Ныне бронекатер поставлен на пьедестал в городе Ейске. Вечная его стоянка символизирует нерушимое единство фронта и тыла в годы Великой Отечественной войны.

Еще один бронекатер, вышедший со стапеля завода, стоит на смотровой площадке Центрального музея Вооруженных Сил Российской Федерации.

Бронекатер серии 1124 (класс «река-море») был заложен на заводе №638 им. Сталина (город Астрахань) на основании решения Государственного комитета обороны от 26 октября 1942 года. Коллективом завода сдан в II полугодии 1943 года. Катер был предназначен для высадки морского десанта и его огневой поддержки артиллерийским и пулеметным огнем, с него выполнялась установка дымовых завес и постановка минных заграждений.

Личный состав принял бронекатер 10 октября 1943 года в составе бригады бронекатеров Азовской военной флотилии. Ввиду сложной обстановки на фронте и необходимостью скорейшей отправки бронекатера на Волжскую военную флотилию бронекатер прямо из стапелей вышел на первое боевое задание.

В ноябре – декабре 1943 года судно получило боевое крещение в ходе Керченско-Эльтингенской десантной операции. Неоднократно прорываясь через огонь фашистских батарей, бронекатер высадил на берег 570 десантников и перевез 20 т боеприпасов. В боях с кораблями противника экипаж артиллерийским огнем потопил две быстроходные десантные баржи.

За годы Великой Отечественной войны БК-433 участвовал в Керченско-Эльтигенской десантной операции, в боях на Азовском море, затем в Белградской, Будапештской и Венской наступательных операциях.

3 июня 1945 года бронекатер ­БК-433 участвовал в Параде Победы в городе Вене в составе кораб­лей Дунайской военной флотилии.

В 1972 году ветераны ВМФ обратились к главкому ВМФ с просьбой о передаче бронекатеров в качестве исторических памятников музеям. Распоряжением главкома ВМФ Адмирала Флота Советского Союза С.Г. Горшкова от 7 июля 1979 года бронекатер БК-433 был передан в Центральный музей Во­оруженных Сил СССР.

Переоборудование буксиров Пароходства «Волготанкер»

Большой объем работ после начала войны пришелся на переоборудование буксиров пароходства «Волготанкер» для установки на них артиллерийских установок, поступающих из осажденного Ленинграда. Работы осложнялись повышенным износом судов после длительной эксплуатации. Кроме того, на некоторых из них были деревянные палубы. Это заставляло вносить существенные поправки в расчеты прочности и требовало новых путей решений поставленных задач. Специалисты конструкторского бюро завода создавали методику этих расчетов, а после выпуска чертежей подвергали тщательной проверке на практике. По мере приближения фронта к Волге на разработку чертежей времени оставалось все меньше. Часто выбор места для монтажа орудийных установок решался непосредственно на месте. Все эти буксиры впоследствии участвовали в боевых операциях в составе Волжской военной флотилии.

Но не только строительством боевых кораблей и выпуском боеприпасов занимался завод. По решению Военного совета 28-й армии предприятие изготавливало запасные части к автомобилям и станкам, выпускало полевые авторемонтные мастерские. Эти передвижные мастерские, смонтированные на крытых грузовых автомашинах, имели разнообразное металлорежущие и электросварочное оборудование, необходимый инструмент. С мастерскими отправлялись на фронт и судостроители завода.

Паромная переправа

В конце 1941 года заканчивалась прокладка железнодорожной ветки Кизляр – Астрахань. Однако железнодорожного моста через Волгу не было. Проектирование паромной переправы было поручено конструкторскому бюро завода. По традиционной схеме паромы строились с продольным накатыванием вагонов на палубу. Но такой вариант требовал возведения сложных береговых сооружений, а следовательно, дополнительных средств, и, самое главное, увеличение срока ввода в эксплуатацию было недопустимо.

Другой вариант предусматривал поперечную накатку вагонов. Он заключался в следующем. Две речные баржи располагались параллельно между собой на некотором расстоянии друг от друга и жестко крепились прочным помостом, поперек которого прокладывались рельсы. По ширине такого парома располагалось от одного до трех вагонов в зависимости от их размеров. При большой длине барж можно было разместить целый железнодорожный состав. Паром перемещался вдоль стенки до фиксированного места, где рельсы на берегу и палубе совпадали. В этот момент вагоны накатывались и крепились. Затем эта операция повторялась до полной загрузки парома.

В 1942 году по этому проекту были построены два парома. С их помощью в наиболее трудный период Отечественной войны была обеспечена бесперебойная работа важной для фронта железнодорожной магистрали Кизляр – Астрахань.

Фронтовые бригады

На заводе осталось не более 300 кадровых рабочих, трудившихся здесь еще в мирное время, все остальные ушли защищать Родину с оружием в руках. Порой в цехах завершали месячную программу с третьей частью от работников, с которыми начинали ее. В некоторых цехах количество юношей и девушек от 15 до 18 лет доходило до 70% от общего числа работающих (во втором механическом цехе – «детсаде» – было 80% моло­дежи).

В январе 1942 года на предприятии сформировалось 15 комсомольско-молодежных фронтовых бригад, в феврале их стало 26, ­в марте – 32. В последующее время их число постоянно увеличивалось. Десятки фронтовых бригад были женскими. Многие женщины и совсем молодые девчонки из этих бригад пришли на завод в первые месяцы войны, встали на рабочие места отцов, мужей, братьев, надевших солдатские шинели. Средний возраст фронтовых бригад не превышал 22 лет.

Еще многое было сделано заводчанами в годы для приближения Великой Победы. За образцовое выполнение правительственных заданий завод дважды, в 1942 и 1944 годах, получал переходящее Красное знамя своего наркомата и не раз благодарности от командирования Военно-Морского Флота СССР. Многие заводчане были награждены трудовыми орденами, а медали «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» получили 340 человек.


Вехи героического пути
Вехи героического пути
Вехи героического пути
Вехи героического пути
Вехи героического пути
Вехи героического пути