«Красное Сормово» – арсенал Победы

Первый юбилей

«Красное Сормово» – арсенал Победы

Автор
Маргарита Финюкова,

заместитель директора музея истории
ПАО «Завод «Красное Сормово»

Завод «Красное Сормово» – одно из крупнейших судостроительных предприятий России и один из старейших оборонных заводов страны. В 170-летней истории завода много славных героических страниц, связанных с защитой нашей Родины. Сормовский завод работал на оборону страны практически с момента своего основания.

За героический труд коллектив «Красного Сормова» был награжден орденами Ленина (1943)
и Великой Отечественной войны (1945)

Для Красной Армии

С началом Великой Отечественной войны, выполняя постановление Государственного комитета обороны №1 от 1 июля 1941 года о немедленной организации производства танков Т-34 и боеприпасов, коллектив завода решил невероятно сложную задачу: за полтора месяца перестроил производство и начал выпуск боевых машин. Было введено в эксплуатацию 26 тыс. кв. м производственных площадей и новых цехов, смонтировано порядка 600 станков, и через три с небольшим месяца из Сормова под Москву ушли первые танки, впоследствии признанные лучшими танками Второй мировой войны.


В химической лаборатории завода

В конце августа 42-го в Сталинграде шли тяжелые бои. Сормовичи приняли на свои плечи производственную программу Сталинградского тракторного завода, ежемесячно выпуская дополнительно 50 танков.

Сормовские танки любили в наших войсках. Вот документ – письмо директору завода Е.Э. Рубинчику от генерал-майора танковых войск, командира бригады Августа Андреевича Нэмме: «После ряда ожесточенных боев я однажды принял маршевый батальон, оснащенный танками сормовского завода. Должен признаться, что это меня крайне удивило. Я знал, что в Сормове доныне строили суда. А тут – танки… Вскоре пришлось вступить в бой. Экипажи и командиры после этого всегда предпочитали попасть на танки, получаемые из Сормова. На вопрос «Почему?» я неизменно получал ответ: «Сормовские лучше!» После этого я сам пересел на танк Сормовского завода. Оценка наших солдат и офицеров оправдалась».


Вместо ушедших на фронт мужчин к станкам встали женщины и дети

Десятки Т-34 сормовской постройки стали памятниками боевому и трудовому подвигу народа. Одним из первых взошел на пьедестал боевой танк Т-34, переданный сормовскому заводу командованием Советской армии в июле 1945 года. Он был построен в начале 1945 года, его экипаж одним из первых ворвался в Берлин. Сегодня вместе с первым отечественным танком «Борец за свободу тов. Ленин» танк Т-34 №422 стоит на площади Славы у Северной проходной завода.

К началу войны на заводе было создано 11 подводных лодок типа «щука», многие из которых героически проявили себя уже в Финской военной кампании 1940 года. В 1936 году заводу поручено два новых проекта: подлодки серии М, за свои размеры получившие название «малютки», и легендарные «сталинцы» (суда серии С, или «эски»). 21 «эска» и 15 «малюток» пополнили советский Военно-Морской Флот в предвоенные годы. К началу войны все лодки сор­мовской постройки были на вооружении и составляли 20% от общего числа боевых подлодок.


Подросток на сборке танковых колес

С января 42-го года в Сормове был возобновлен выпуск подлодок, приостановленный с началом Великой Отечественной войны. За военные годы сормовичи построили и сдали Военно-Морскому Флоту 27 дизельных подводных лодок, которые совершили десятки боевых походов. Восемь подводных лодок стали Краснознаменными, четыре подводные лодки – Гвардейскими.

За период Великой Отечественной войны завод «Красное Сормово» в 5,5 раза увеличил выпуск товарной продукции, производительность труда возросла в 4 раза. Высокий патриотизм и мастерство сормовских рабочих в сочетании с талантом инженеров и конструкторов помогли одержать Победу в самой страшной из войн. За героический труд коллектив «Красного Сормова» был награжден орденом Ленина (1943), орденом Великой Отечественной войны (1945). В годы войны завод 33 раза завоевывал переходящее Красное знамя ГКО. За особые заслуги оно оставлено заводу на вечное хранение.


Танк Т-34, установленный на территории Нижегородского кремля, 1970 год

«Пусть удары – будем стоять прямо!»

Высокие производственные показатели, которых достиг завод в годы войны, – это в первую очередь результат невероятной стойкости духа и самоотверженности людей, которые там трудились. Они оставались на рабочих местах даже во время воздушной тревоги. А с осени 1941 года налеты вражеской авиации происходили все чаще… Когда враг подошел к Москве, его бомбардировщики совершали налеты на Горький почти каждую ночь. Зенитчики ставили заградительный огонь, а рабочие продолжали делать свое дело.

Вот что рассказывал ветеран «Красного Сормова», труженик тыла Виктор Сергеевич Афанасьев: «Немец был пунктуален: 12 ночи – самолеты тут как тут! Главной целью был автозавод, но досталось и Сормову. Одна бомба упала на мастерскую «Швейник», утром вместо нее зияла воронка. Хорошо, что обошлось без жертв. Бомба, угодившая на территорию завода возле колесопрокатного цеха, повредила железнодорожные пути, от взрыва с рельс сошел состав.

Когда во время ночной смены объявляли воздушную тревогу, молодые рабочие надевали на голову каски – и бегом на крышу гасить фугаски! С крыши после отбоя тревоги спускались с песнями, ночевали в Красном уголке».


Молодежная фронтовая бригада

Вот еще одно свидетельство тех лет: «По ночам тревожно взвывает сирена. На завод падают фугасные бомбы. Одна упала у колесопрокатного цеха, другая – возле паросилового, третья – за зданием конструкторского бюро… При взрыве первой фугаски соскочил с рельсов и поднялся на воздух паровоз, но не опрокинулся, не наклонился, а встал прямо, врезавшись колесами в землю, несколько поодаль от рельс. Он тоже сормович: пусть удары – будем стоять прямо!»

Удивительно, но сормовичи успевали и другим помогать. В 1943 году налеты немецкой авиации нанесли значительный ущерб автозаводу, были выведены из строя ряд цехов и других объектов. Завод «Красное Сормово» первым откликнулся на помощь ГАЗу: взялся восстанавливать колесный корпус – один из наиболее пострадавших. Всюду сормовичи были в первых рядах.

«Атака века», приблизившая конец войны

В 2020 году наш завод отмечает еще один важный юбилей. 23 февраля 1930 года – дата начала подводного судостроения на «Красном Сормове». До Великой Отечественной войны на заводе были построены 33 дизельные подводные лодки типа «Щука», «Малютка» и С («сталинец», или «эска»). За предвоенное, военное и послевоенное время со стапелей завода сошло 22 «эски». Одна из них – С-13 – под командованием капитана Александра Маринеско совершила 30 января 1945 года легендарную «атаку века». Это самая знаменитая атака подводной лодки, именно она занимает первое место в мировых публикациях о подводной войне на море в годы Второй мировой.


За особые заслуги переходящее Красное знамя ГКО оставлено заводу на вечное хранение

Оценки действий Маринеско и экипажа С-13 сильно разнятся – от чрезвычайно положительных (в советских источниках) до осуждающих (в ряде постсоветских СМИ и в западной прессе) и объявляющих его едва ли не военным преступником. Хотелось бы привести ряд фрагментов из статьи «Потомству в пример», опубликованной в одном из последних номеров историко-информационного альманаха «Вестник подводного плавания». Автор публикации – моряк-подводник, капитан 1-го ранга Г.Г. Дрожжин. Геннадий Георгиевич – член Союза писателей, член президиума Объединенного совета ветеранов-подводников, автор двухтомного исследовательского труда о подводном флоте времен Второй мировой и холодной войн.

«Трудно найти человека, которому не было бы известно имя Маринеско – командира подводной лодки С-13, Героя Советского Союза, удостоенного этого высокого звания лишь через 50 лет после совершения им выдающегося по­двига – отважной, отчаянной до дерзости атаки фашистской плавбазы подвод­ных лодок «Вильгельм Густ­лофф», потрясшей германский флот и способствовавшей приближению конца Второй мировой войны.

…Конец января 1945 года. Части Красной армии прижали к берегу Балтийского моря крупную Восточно-Прусскую группировку армии «Центр» и ошметки армии группы «Висла». Эти воинские формирования, насчитывающие более 700 тыс. человек, хоть и потрепанные в боях, были прекрасно вооружены и обладали большим опытом, приобретенным на полях сражений в СССР. Спасение прижатой группировки оказалось возможным только по морю. Но Гитлер тянул время, не разрешал начинать эвакуацию никаких других частей и соединений, кроме подводников (в первую очередь) и танкистов (лишь во вторую очередь), крайне необходимых для защиты Берлина… Ни о каких гражданских беженцах никто из руководства Германии даже не заикался.

Естественно, на плавбазе «Вильгельм Густлофф» были гражданские лица, но, во-первых, их было исключительно мало, а во-вторых, это были в основном гражданский персонал, обслуживающий центр подготовки подводников, специалисты-судостроители, руководящие лица порта Данциг, в-третьих, семьи ряда высокопоставленных бонз из Восточной Пруссии, Померании и Польши. А также такие «мирные» граждане, как руководящие чиновники фашистских концлагерей Майданека, Аушвица, Штуттхофа, гауляйтеры Данцига и Гдыни. Кроме того, на борту плавбазы находился батальон вспомогательной службы СС из ведомства Гиммлера.

Гитлер был потрясен морской трагедией, разыгравшейся 30 января 1945 года в Данцигской бухте. Вместе с «Вильгельмом Густ­лоффом» ушли на дно Балтики сотни ящиков с награбленным в Советском Союзе драгоценным грузом, новейшими техническими ­материалами и секретной документацией.


Адольф Гитлер на борту «Вильгельма Густлоффа»

Разумеется, главной потерей для вермахта были люди: в основном унтер-офицеры, старшие офицеры, генералы – их было несколько десятков. Но главное, что расстроило и взбесило Гитлера, – потеря 3700 подводников, прошедших подготовку для вновь построенных и строящихся быстрыми темпами подводных лодок, в том числе 100 командиров ПЛ, получивших допуск к управлению лодками новых проектов – XXI и XXIII серий.

Более всех был потрясен гибелью «Вильгельма Густлоффа» главком кригсмарине гросс-адмирал К. Дёниц. Одновременная гибель 3700 подводников (примерно 70 экипажей ПЛ среднего тоннажа) окончательно угробила его «стратегию тоннажной войны», а также его надежду на удушение Англии в подводной блокаде с помощью новых «чудо-лодок». К началу 1945 года судостроительная промышленность Германии передала флоту 180 подводных лодок XXI и XXIII серий, которые являлись самыми лучшими в мире по своим тактико-техническим характеристикам».

Музей истории завода «Красное Сормово» состоит в переписке с Музеем истории подводных сил России им. А.И. Маринеско в Санкт-Петербурге. Заместитель директора этого музея Валерий Владимирович Бобрус прислал из своего архива уникальные фото с потопленного транспорта «Вильгельм Густлофф». Вот его комментарий: «Все фотографии сделаны на борту лайнера «Вильгельм Густлофф» в различное время и являются наглядным доказательством того, что это было далеко не мирное гражданское судно, на котором Маринеско якобы утопил более шести тысяч «невинных женщин и детей». Это был боевой учебный корабль, на котором шла эвакуация фашистских преступников, членов их семей и будущей элиты подводного флота Германии».

В память об этой «атаке века» в Нижегородском кремле установлена копия ограждения рубки С-13.