Первый юбилей

Завод №112. Судоверфь-танкостроитель

Наталия Мурушкина
пресс-секретарь завода «Красное Сормово»

Cпособность сормовичей быстро осваивать новые направления в 1941 году помогла бросить все силы и ресурсы предприятия на выпуск легендарных боевых машин – танков Т-34
Строительство судов тогда полностью прекратилось. Но очень скоро завод «Красное Сормово» снова стал одним из главных поставщиков еще более совершенных подводных кораблей

Пока на Сормовском заводе, получившем номер 112, разворачивалось производство тридцатьчетверок, на фронт в первые дни войны отправились ранее законсервированные в затонах Волги и на Каспии подводные лодки предвоенных проектов – «Щуки», «Малютки», «эски», предварительно прошедшие достройку на балтийских, черноморских и каспийских сдаточных базах завода. Туда они доставлялись в специально сконструированных и построенных на судоверфи транспортных доках. У большинства из этих подводных лодок героическая судьба.

Легендарные и счастливые

Завод «Красное Сормово» строил подводные лодки серии «Щука» восемь лет, в основном в предвоенный период. (Об их производстве мы писали в предыдущем номере журнала.) Подлодки этого типа воевали достойно и выполнили свой долг перед родиной сполна. Из одиннадцати сормовских «Щук» восемь погибли в морских сражениях, три (Щ-310, Щ-323 и Щ-421) стали краснознаменными, а две (Щ-309 и Щ-422) – гвардейскими. Самой первой из них, дизель-электрической подлодке III серии Щ-304 «Комсомолец» водоизмещением 572/705 т (надводное/подводное), предстояло служить в учебном дивизионе на Балтике. Но война распорядилась иначе. В свой первый боевой поход субмарина ушла в июне 1942 года. За два боевых похода лодка совершила 10 торпедных атак. После попытки пустить на дно плавбазу тральщиков MRS-12 подверглась беспрецедентным для советского подплава множественным атакам кораблей и самолетов противолодочной обороны противника.

По возвращении на рейд острова Лавенсари тридцать восемь членов экипажа наградили орденами и медалями. Из второго похода, в который «Комсомолец» вышел осенью 1942 года, он не вернулся. Долгое время подлодка считалась пропавшей без вести. По одной из версий, она подорвалась на мине противолодочного заграждения «Насхорн» в западной части Финского залива.

«Технология постройки для «эсок» была элементарно проста. Закладывались и собирались корпуса в так называемой судояме, которая отделялась от затона Волги перемычкой. В весенний паводок при достаточном уровне воды в Волге перемычка взрывалась, заложенные корпуса всплывали и выводились из судоямы для достройки на плаву. После проведения швартовых испытаний лодки отправлялись на сдаточную базу завода в Кронштадт»

Другая, не менее известная сормовская «Щука» – подводная лодка X серии Щ-324 водоизмещением 592/715 т. Она прославилась тем, что во время Финской кампании при форсировании пролива Седре-Кваркен первой в боевой обстановке прошла подо льдом более двадцати миль.

Первой отечественной лодкой, прошедшей Северным морским путем с запада на восток, тоже была сормовская «Щука» – Щ-423. Перед походом она была оборудована специальной «шубой» для плавания в битом льду. На тот момент это считалось важным технологическим преимуществом.

О легендарной подводной лодке Щ-421, совершившей во время войны шесть боевых походов, снят художественный фильм «Командир счастливой «Щуки». Кораблю и вправду везло. В 1942 году Щ-421 находилась в боевом походе под командованием капитан-лейтенанта Федора Видяева в районе Нордкапа, где подорвалась на противолодочной антенной мине и полностью потеряла ход, а также возможность погружаться. Решение по спасению лодки было неординарным: по предложению капитан-лейтенанта Александра Каутского из двух брезентовых чехлов от дизелей сшили парус и подняли на перископе. При появлении самолетов парус опускался. Капитан запросил помощи у базы. Прибывшие подлодки К-2 и К-22 не смогли отбуксировать подлодку Щ-421, поэтому после эвакуации экипажа ее подорвали торпедой. Щ-422, на которую позже был переведен Видяев, тоже была везучей: однажды она смогла уйти от сброшенных на нее трехсот пятидесяти шести глубинных бомб и вернуться на базу. Из участвовавших в боевых действиях «Щук» успеха добились 23 единицы (52 %), что является неплохим показателем для таких ограниченных морских районов боевых действий, как наши, при отсутствии там большую часть войны внушительных целей в виде крупнотоннажных судов и кораблей противника. Примерно такой же процент успеха был и у более совершенных субмарин серии «C».

По немецким чертежам

Советский Союз вступил во Вторую мировую войну с наибольшим количеством подвод­ных лодок среди всех мировых держав: согласно «Энциклопедии советских подводных лодок. 1941–1945», их было 211. На втором месте были США, затем Великобритания и Франция, превосходившие по этому показателю Германию. На момент смещения театра военных действий на восток Германия серьезно нарастила производство подлодок. Как и другие страны, она сконцентрировалась на выпуске средних субмарин, предназначенных для действий в значительном удалении от своих баз и в океане. Немецкие субмарины типа VII стали самым крупносерийным типом подвод­ных лодок в истории не только Германии, но и мира.

Перед советскими конструкторами задача создать среднюю подлодку была поставлена еще в 1934 году. Но проект решено было приобрести за границей. Прототипом первых «эсок» стала немецкая субмарина Е-1.

Ее чертежи Советский Союз купил у немецкой фирмы «Дешимаг». Первые лодки с импортной начинкой были заложены в 1936 году и обозначались как тип «Н» (немецкая), или серия IX. Затем их переименовали в «С» (средняя). Еще одно имя – среди подводников – «Сталинцы». Всего на Балтийском заводе построили три лодки серии IX. Свою эффективность они показали в Финской войне. Позже проект откорректировали под отечественное оборудование, в первую очередь заменив главные двигатели. Так появилась серия IX-бис, к которой принадлежало абсолютное большинство выпущенных в стране за время войны подводных лодок.

На заводе «Красное Сормово» строительство подлодок этого типа началось в 1936 году. Первыми в боевые походы ушли С-7 и С-8, еще шесть лодок серии IX-бис выпущены в 1941 году кронштадтской базой завода. Полностью на советское оборудование лодки перевело ЦКБ-18, ныне «Рубин», уже после эвакуации из Ленинграда в Горький. Обновленные дизель-электрические подводные лодки водоизмещением 837\1075 т серии IX-бис сормовичи спустили на воду в 1942 году. Для этого на судоверфи, которая вот уже год как была переориентирована на выпуск танков Т-34, вновь был создан отдел спецсудостроения. И хотя выпуск танков отвлекал значительную часть ресурсов, были от такого соседства и свои плюсы: наиболее удачные танковые конструкции активно внедрялись в производство подлодок (например, торсионный привод входных люков).

 


Задача создать среднюю подлодку была поставлена еще в 1934 году. Но проект решено было приобрести за границей, и прототипом первых «Эсок» стала немецкая субмарина Е-1

 

В отличие от устаревших «Щук», «эски» имели лучшие характеристики по маневренности и управляемости. Их вооружение состояло из 530-миллиметровых парогазовых торпед. Диапазон дальности стрельбы парогазовыми торпедами типа 53-39 составлял для режима скорости 51 узел – 400–4000 м; для режима скорости 39 узлов – 400–8000 м. У торпед самого распространенного типа 53-38, этот диапазон был 400–4000 м и 400–8000 м для режимов скоростей 34,5 и 44,5 узла соответственно. На лодках типа «С» стояли универсальные артиллерийские установки – это два орудия калибра 100 мм и 45 мм. Подлодка из семи отсеков была оснащена двумя четырехтактными бескомпрессорными реверсивными дизелями мощностью до 2 тыс. л.с., работающими на два гребных вала, и двумя главными двухъякорными 550-сильными электродвигателями, обеспечивающими под водой скорость 16 км/ч. Максимальная глубина погружения составляла сто метров. Численность экипажей доходила до 45–46 человек. И хотя сормовские «эски» по ряду параметров уступали немецким субмаринам VII серии, они в полной мере соответствовали уровню того времени и имели примерно такую же эффективность, как «Щуки».

Балтийская легенда

Наибольшего успеха подвод­ные лодки серии «С» добились на Балтике: двенадцать потопленных (55 313 брт) и шесть поврежденных (231 87 брт) судов. Сложности ведения подводной войны там заключались в особенностях моря: небольшая глубина, неровный рельеф дна, множество отмелей, а также концентрации значительных сил надводного флота противника, перекрывшего минными полями все пути советского подплава и пустившего свои конвои вдоль берега. На подводных лодках того времени не было совершенных акустических систем, проходить по минным полям приходилось фактически вслепую. При этом с воздуха наши субмарины поджидали немецкие самолеты, а на море – охотники за подводными лодками. Без преувеличения, каждый подводный поход в условиях Балтики времен ВОВ можно было считать подвигом.

Из одиннадцати воевавших на Балтийском море «эсок» войну пережила только сормовская С-13 – пожалуй, самая известная подводная лодка того времени. Со стапелей завода «Красное Сормово» она была спущена в 1939 году и в 1941 году вошла в состав Балтийского флота. Прославилась тем, что под командованием Александра Маринеско 30 января 1945 года потопила вспомогательный крейсер Кригсмарине «Вильгельм Густлофф» водоизмещением 25 484 т. Это была одна из самых масштабных катастроф прошлого столетия (по оценкам советских историков, в ней погибло около 6600 человек). С-13 под командованием Маринеско повредила и отправила на дно два вражеских транспорта общим водоизмещением более 40 тыс. т – рекордная цифра для советского флота того времени. Всего на счету подлодки за весь период боевой службы числится четыре потопленных и два поврежденных судна. В 1945 году С-13 была награждена орденом Красного Знамени. Звание Героя Советского Союза Александру Маринеско было присвоено посмертно только в 1990 году.

 


За военные годы из почти 27 подлодок, переданных заводом ВМФ, 21 принадлежала серии «С»
30 «эсок», построенных всеми заводами страны, потопили во время войны 20 транспортных судов (свыше 70 тыс. брт) и шесть надводных кораблей, а также повредили восемь транспортов противника
Двум подводным лодкам этой серии присвоены гвардейские звания, и шесть награждены орденом Красного Знамени. С-56, построенная на заводе им. Андре Марти, удостоена обеих наград

 

Краснознаменными стали еще две сормовские подводные лодки этой серии, служившие на Северном флоте, С-101 и С-104. На счету С-101 двенадцать боевых походов и столько же торпедных атак. Крупные победы этой лодки – потопленные немецкий пароход Ajax (2297 брт) и немецкая подводная лодка U-639 (769 т). Крупные победы С 104 – гибель охотника Uj-1209 (типа KUJ) и парохода Lumme (1730 брт).

Отличных боевых результатов добилась также подлодка С-7 во главе с командиром Сергеем Лисиным. Во время боевого похода она потопила и повредила пять транспортов суммарным водоизмещением 11 000 брт, захватив пленных и секретные документы с картами немецких минных полей. Этот бой стал одним из самых результативных за все годы войны. А самым длительным по времени считается поход подлодки С-12 под командованием Василия Тураева. За 62 дня С-12 преодолела множество минных полей, прошла 4960 миль (в том числе 1774 под водой), получила серьезные повреждения, но смогла вернуться на базу в полном составе. Командир лодки – единственный подвод­ник Великой Отечественной, награжденный пятью орденами Боевого Красного Знамени, из них два он получил, будучи уже командиром С-104 на Северном флоте.