Первый юбилей

От дерева к металлу

Окончание Крымской войны оставило Россию на Черном море почти без флота. Сохранился крупный, но сразу устаревший парусный флот на Балтике. Cтрана лишилась важнейшего своего преимущества

Лес, пеньку, холст, смолу и многие другие компоненты парусных деревянных кораблей Россия не только использовала сама, но и продавала за рубеж. Первые послевоенные годы российское кораблестроение было нацелено на оборудование кораблей винтовыми двигателями. Но вскоре значение деревянного корабельного флота резко уменьшилось.

Еще в ходе Крымской войны три английские бронированные батареи обстреливали крепость Кинбурн и ответные ядра не разрушали покрытые металлом борта – в Европе начали покрывать борта деревянных кораблей металлической броней. В России в 1861 году была спущена железная канонерская лодка «Опыт» и заказана в Англии первая броненосная батарея «Первенец». Для приобретения опыта за границу послали группу кораблестроителей и моряков. В России строили однотипные «Не тронь меня» и «Кремль». Броневые листы для них закупали в Англии. Такие работы позволили освоить производство оборудования для металлических кораблей. В частности, для третьей батареи механизмы были изготовлены в России. У батарей оставалось полное парусное вооружение корвета.

Броня крепка

Первоначально целью постройки кораблей была оборона побережья Балтийского моря. Эта задача не изменилась и после знаменитого боя на Хэмптонском рейде, в котором железный башенный корабль северян «Монитор» одержал победу над обшитым броней деревянным «Мерримаком». После этого боя «мониторы» стали строить во всех странах, в том числе и в России. На верфях Санкт-Петербурга постройка башенных канонерских лодок давала практику кораблестроителям. Но такие корабли были маломореходны и время от времени погибали, как и сам «Монитор». Поэтому в России было принято решение для обороны берегов строить броненосцы-мониторы без рангоута, а для дальних действий – деревянные суда с полным парусным вооружением и вспомогательными паровыми механизмами. Деревянные винтовые клипера и корветы под парусами могли крейсировать долгое время, в безветрие используя машины.

 


Железный башенный корабль северян «Монитор» одержал победу над обшитым броней деревянным «Мерримаком». После этого боя «мониторы» стали строить во всех странах

 

Если парусно-паровые суда можно было строить на прежних стапелях, для постройки металлических кораблей требовались новые верфи и к ним целая промышленность для производства железных и стальных листов, брони, металлоконструкций, паровых машин, новой артиллерии и тому подобного. Почти все приходилось создавать заново, в крайнем случае совершенствовать существующие предприятия. На судоверфях в основном оставалось мануфактурное производство. Освобождение крестьян от крепостной зависимости давало массу свободных рук для промышленных предприятий. И создавать их следовало на новой основе. Опыт подсказывал, что капиталистические производства оказывались выгоднее казенных. Но Россия отстала с реконструкцией судостроительных предприятий. Приходилось догонять Европу и учиться у нее. Однако капиталистическое машинное производство для постройки крупных металлических кораблей требовало больших расходов и значительного числа специалистов, которых ранее не требовалось. Нужно было создать хорошо развитые металлургию, машиностроение и другие отрасли. Предстояло учиться у англичан, которые в 1860 году спустили на воду стальной броненосец «Уорриор» с броней толщиной 114 мм, и у других передовых морских держав.

 


Если парусно-паровые суда можно было строить на прежних стапелях, для постройки металлических кораблей требовались новые верфи и к ним целая промышленность

 

В России в 1857 году Морское ведомство приступило к подготовке плана перестройки адмиралтейств, заводов, верфей и мастерских для нужд броненосного судостроения. Часть оборудования пришлось заказывать за границей.

Новое адмиралтейство

Центром судостроения на Балтике оставался Санкт-Петербург. К 1862 году были составлены наметки плана реконструкции Нового адмиралтейства и Галерного островка, для чего заказали оборудование в Англии и на отечественных предприятиях. Уже в 1863 году переоборудование Нового адмиралтейства завершили и начали покрывать броневыми листами деревянный винтовой фрегат «Петропавловск». Большинство оборудования для реконструкции поставили российские предприятия. На Галерном островке деревянные эллинги заменили каменными. После реконструкции в 1863 году на верфи начали постройку броненосной плавучей батареи «Не тронь меня».

В 1856 году с участием английского капитала был основан Балтийский судостроительный и механический завод, выполнявший частные и казенные заказы.

В 1857 году англичанин Томсон основал Невский судостроительный и механический завод. В 1864 году его купили полковник Семянников и подполковник Полетика, учредившие «Товарищество Невского судостроительного и механического завода». После реконструкции завод первым в Петербурге освоил работу пневматическим инструментом и мог строить корабли водоизмещением до восьми тысяч тонн.

Последний парус и первый броненосец

На Охтинском адмиралтействе в 1862 году был построен последний парусно-паровой клипер «Яхонт». Но в 1878 году адмиралтейство принимало участие в постройке миноносок, а с 1882 года Морское ведомство передало предприятие в аренду финской фирме «Крейтон». После переоборудования оно строило малые корабли и портовые суда.

В Кронштадте в 1858 году на основе старой верфи был основан Кронштадтский пароходный завод, который вместе с доками стал основной ремонтной базой кораблей Балтийского флота. Доки в Кронштадте после 1860 года увеличили, чтобы принимать корабли больших размеров.

Малые судостроительные предприятия существовали в Либаве (Лиепае), Риге и Ревеле (Таллине).

На Черном море после Крымской войны разрушенную верфь Севастопольского адмиралтейства, полученную в бесплатную аренду, десяток лет восстанавливало Русское общество пароходства и торговли.

На Николаевском адмиралтействе производственное оборудование не обновлялось с основания. Когда в 1871 году встал вопрос о создании Черноморского флота, адмиралтейство пришлось дооборудовать, чтобы собрать первый из круглых броненосцев конструкции Попова «Новгород». Второй броненосец, «Вице-адмирал Попов», предприятие строило самостоятельно. Но многое на производстве осталось старым.

 


Судостроительные предприятия существовали на реках, в Архангельске, Астрахани, во Владивостоке и других пунктах. В большинстве они строили и ремонтировали торговые суда.
Русский рецепт английской прокатки

В 1863 году Ижорский завод переоборудовали так, что он смог выпускать броневые листы по «английскому» способу. Позднее стало известно, что англичане воспользовались разработкой отечественного ученого Василия Пятова, который предложил в 1859 году Морскому ведомству метод изготовления броневых плит способом прокатки. Ведомство направило предложение на заключение английскому заводчику Брауну, который применил этот метод. Пятов также на четверть века ранее Круппа и Гарвея предложил метод цементации брони, что опять-таки раньше России использовали за рубежом.

Судостроительные предприятия существовали на реках, в Архангельске, Астрахани, во Владивостоке и других пунктах.  В большинстве они строили и ремонтировали торговые суда

В 1862 году в Петербурге открыли Обуховский сталелитейный завод, работавший по разработкам русского инженера Павла Обухова. Еще в 1857 году он основал сталелитейный завод в Златоусте на Урале, где производилась отливка стальных пушек и броневых плит.

Таким образом и возникала производственная база, позволившая начать создавать броненосный и крейсерский флоты на Балтике.

Параллельно создавался круг кораблестроителей, осваивавших умение проектировать и строить современные корабли. Русским морякам не раз приходилось совсем как в поговорке «Голь на выдумки хитра» создавать новые типы кораблей, необычных для мирового судостроения. Броненосные и вспомогательные крейсера, торпедные катера и их плавбазы, оригинальные подводные лодки должны были при малых расходах составить мощь российского флота.